http://npc-news.ru/

Что общего между Гулливером и визитом Боно в Россию

У Достоевского в «Бесах» есть занятная ошибка. Он пишет, что Гулливер, вернувшись из страны лилипутов, «до того приучился считать себя между ними великаном, что, и ходя по улицам Лондона, невольно кричал прохожим и экипажам, чтоб они пред ним сворачивали и остерегались, чтоб он как-нибудь их не раздавил». За это прохожие над ним смеялись, «а грубые кучера даже стегали великана кнутьями».У Достоевского в «Бесах» есть занятная ошибка. Он пишет, что Гулливер, вернувшись из страны лилипутов, «до того приучился считать себя между ними великаном, что, и ходя по улицам Лондона, невольно кричал прохожим и экипажам, чтоб они пред ним сворачивали и остерегались, чтоб он как-нибудь их не раздавил». За это прохожие над ним смеялись, «а грубые кучера даже стегали великана кнутьями».

На самом деле все наоборот — после лилипутов люди нормального роста карликами не покажутся. Оптический обман постиг Гулливера по возвращении из Бробдингнега, страны великанов: «Я боялся раздавить встречавшихся на пути прохожих и часто громко кричал, чтобы они посторонились; такая грубость с моей стороны привела к тому, что мне раз или два чуть не раскроили череп».

Гулливер, впрочем, лишь забылся на время. Путешествия в небывалые земли научили его относиться к собственному росту философски, в духе теории относительности. Но не всем дано это счастливое свойство характера.

На днях кремлевские имиджмейкеры опять дали народу повод повеселиться: заезжий рокер Боно, который в жизни на 13 сантиметров выше Дмитрия Медведева, на снимках оказался одного с ним роста. После того как до размеров Медведева усох 187-сантиметровый Шварценеггер, в ловкости придворных фотографов сомневаться не приходится, но остается вопрос: неужели для наших дуумвиров это так важно?

Да ведь не для них одних. Тайная печаль по поводу мелкого роста терзает и других лидеров. Николя Саркози, чтобы быть вровень с коллегами, встает на специальную скамеечку и заказывает туфли испанской компании Masaltos, специализирующейся на обуви для низкорослых мужчин и гарантирующей клиенту прирост в семь сантиметров. Говорят, cупруга Карла Бруни зовет президента Франции mon petit chouchou, что значит что-то вроде «мой симпомпончик».

Сильвио Берлускони, позируя с итальянскими солдатами в Ираке, велел им опуститься на одно колено. А с Дмитрием Медведевым он, наоборот, очень любит фотографироваться и даже нарушает ради такого случая строгие музейные правила — рост российского президента льстит итальянскому премьеру. Понятное дело, он страшно обижается, когда карикатуристы рисуют его недомерком.

На многосторонних саммитах вожди позируют для группового фото на ступеньках — невысокие занимают второй ряд.

Как ту не вспомнить афоризм Шиллера: «Век породил великую эпоху, но великий момент встретил мелкое поколение!» (Eine grosse Epoche hat das Jahrhundert geboren, aber der grosse Moment findet ein kleines Geschlecht!)

Комплекс малого роста — настолько чувствительная струнка, что и в прошлом официальная пропаганда бесконечно обыгрывала этот мотив. Длина тела, физический рост — эвфемизм величия. Недаром фараона изображали великаном, а его врагов — пигмеями. Случалось, одно с другим совпадало — в Рамзесе II росту было 210 см, в Карле Великом — 195. Наполеона английские карикатуристы изображали коротышкой, утопающим в треуголке и с волочащейся по земле шпагой. Между тем он был выше Павла I (169 см против 165) и уж тем более адмирала Нельсона (161 см), хотя и уступал Георгу IV, Александру I (178) и победителю при Ватерлоо герцогу Веллингтону (181). Прозвище Наполеона было «маленький капрал» (le petit caporal), но, вопреки распространенному заблуждению, оно не намекало на рост, а означало что-то вроде «свой в доску». Геббельса Кукрыниксы рисовали мышонком, но он был на два сантиметра выше Сталина и одного роста с Георгом V — 165 см.

Переживания низкорослых мужчин окрестили «комплексом Наполеона» (как мы видели, незаслуженно).

Короля делает свита — нельзя не обратить внимание на обилие коротышек среди «тонкошеих вождей», окружавших Сталина: Ворошилов — 157 см, Калинин — 155, Ежов — 151, Ягода — 146!

Писатель Юрий Дружников посвятил специальную работу росту Пушкина. Поэт называл свой рост «cамым глупым» и сильно удручался по этому поводу. Он, правда, написал эпиграмму на графа Воронцова, в которой речь идет о том, что размер не имеет значения:

Певец-Давид был ростом мал,
Но повалил же Голиафа,
Который был и генерал,
И, положусь, не проще графа.

Однако же с ростом Николая I (205 см) и Дантеса (кавалергард был нарицательным обозначением высокого мужчины) спорить не мог, не говоря уже о том, что он был на голову ниже Натальи Николаевны, а потому не любил бывать с нею вместе в обществе. Дружников делает из этого далеко идущие выводы: разница в росте была, по его мнению, одной из «неучтенных» причин смерти поэта.

Ну а Лермонтов с его низкорослой, непропорциональной, корявой фигурой, издевающийся над статным красавцем, опять же кавалергардом Мартыновым, — неужели же, называя объект своих насмешек montagnard au grand poignard — «горец с большим кинжалом», он и впрямь имел в виду клинок? Ведь не о кинжале шла речь, и все это отлично понимали: недаром Мартынов стал героем серии карикатур Лермонтова, которые некоторые мемуаристы называют порнографическими. Ясно, что здесь имелось в виду то самое преимущество низкорослого мужчины перед высоким, о котором говорится: «Весь в корень ушел».

Свидетельств того, как переживают из-за своего роста наши вожди, предостаточно. Начиная с неадекватной реакции на римейк «Крошки Цахеса», выразившейся в смене собственника НТВ, и кончая высочайшим посещением ГУМа, когда рослых продавщиц по распоряжению кремлевских церемониймейстеров загоняли в подсобку.

Ходит слух, что первое интервью в качестве и.о. президента Путин должен был дать совсем другому журналисту, но тот ростом не вышел — вернее, вышел слишком уж высоким, — и в Ново-Огарево поехал другой, и стал любимцем. Если так, понятно, по какому признаку подбирался преемник.

«Комплекс Наполеона» — частный случай комплекса неполноценности, впервые описанного Альфредом Адлером. Однако не стоит забывать, что оборотная сторона комплекса неполноценности — комплекс превосходства: «Нас не должно удивлять, если в случае, в котором мы рассматриваем комплекс неполноценности, мы обнаруживаем более или менее скрытым комплекс превосходства». Кушетка психоаналитика давно ждет наших соправителей…


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>