http://npc-news.ru/

Q мания

Проблема соответствия стандартам, желание перепрыгнуть их – вовсе не печальное наследство XX века, сдвинутого на конкуренции и перфекционизме. Она существовала еще в те времена, когда один пещерный мужчина пытался закинуть камень дальше, чем другой. Много тысяч лет спустя их пытливые и дотошные потомки дошли до идеи тестов, и главным мерилом человеческой личности стала буква Q. Ведь именно с нее начинается слово «QUOTIENT» – коэффициент.

Q is Q?

Первое, что приходит на ум, когда разговор касается «тестов соответствия», IQ – коэффициент интеллекта. Несколько десятилетий он властвовал на поле прикладной психологии безраздельно. Лишь восемь лет назад у IQ появился конкурент EQ – коэффициент эмоциональности, а пару лет назад на западе, а затем и в России заговорили о еще одном коэффициенте интеллекта – S-IQ. Причем, если в Америке к этому виду тестирования относятся серьезно (ничего удивительного для страны, сдвинутой на сексе больше любого другого участка Земли), у нас речь о сексуальном интеллекте заходит, в основном, на развлекательных сайтах с налетом психологичности, да в глянцевых журналах для юных дев. С размножением «Q» в рядах потенциальных объектов тестирования начало нарастать напряжение. Если к сокращению IQ люди уже привыкли и считают, что с ним все ясно (на практике, кстати, часто оказывается иначе), то об эмоциональном и сексуальном интеллекте, а, тем более, о соотношении всех трех Q-методик представление более чем смутное и размытое. Не так давно на очередном интернет-форуме появился настоящий вопль души молодом матери: «В детском саду мне сказали, что у моего сына высокий IQ, a EQ низкий. И что для успеха в жизни высокий эмоциональный интеллект даже важнее обычного. Помогите, скажите кто-нибудь, как этот EQ развивать!». Счастье, конечно, что детишек не проверяют пока на предмет сексуальной подкованности, но проблема-то есть, и с ней надо разбираться. Итак.

IQ

Понятие появилось в начале XX века благодаря исследованиям немецких и французских психиатров. Первый IQ-тест был разработан французом Альфредом Бине как раз для детей, вернее даже, для умственно отсталых детей. В тест входило 30 вопросов, и можно уверенно сказать, что по уровню сложности они отвечали своей прямой задаче: проверить интеллект 12-летних подростков. Тогда же за средний показатель были приняты 100 баллов (колебания в пределах 90-110 считались идентичными норме).

 

Идея нашла горячий отклик в профессиональной среде мозговедов. Соответственно, каждый последующий создатель тестов стремился превзойти Бине, придумать нечто более совершенное и объективное, а на деле – все более длинное и сложное.

 

О том, когда и как инструмент для отделения недоразвитых детей от доразвитых превратился в глобальное мерило человеческой вменяемости, известно смутно и приблизительно. Бесспорно только, что огромная роль в этом волшебном превращении, случившемся лет пятьдесят назад, принадлежит англичанину Г.Ю. Айзенку, светилу биологической психологии. Как бы то ни было, IQ-тесты стали чем-то вроде слова Папы Римского – последней инстанцией. Чтобы отбить обвинения в однобокости, приверженцы IQ разработали три вида тестов: вербальные (отражающие лингвистические способности человека), математические и пространственно-визуальные (сводящиеся к бесконечному исключению из ряда фигур той, которая в этот ряд не вписывается). И все же IQ-тесты ориентированы на логическое мышление, абстрактный интеллект и быстроту реакции (ведь задания нужно решить в строго ограниченный промежуток времени). В связи с чем человечество начали смущать две вещи: во-первых, по результатам усовершенствованных IQ-тестов 75% населения Земли слегка туповато, 15,5% – уже не слегка, и только 9,5% могут с гордостью отнести себя к интеллектуальной элите общества. Во-вторых, казалось, что люди с высоким IQ далеко не всегда добиваются жизненного успеха, да и умом-то, в понятном не только разработчикам тестов смысле, блещут тоже не всегда.

 

А уж когда оказалось, что повысить собственный результат можно с помощью простой тренировки (проще говоря, по результатам третьего тестирования ты наберешь, как минимум, на 20 пунктов больше), на сцену вышел Q-2 или Emotional Quotient.

EQ

Когда в 1996 году Президент Франции не смог договориться с очередными забастовщиками, шустрые французские журналисты уже со знанием дела констатировали: «Это все потому, что при высоком IQ, EG господина Президента достаточно низок: он не умеет слушать других людей, ставить себя на их место и договариваться с ними». Надо признать, с Эмоциональным измерителем с самого начала не все было ясно. Одни утверждали, что EQ тесно связан с IQ и лишь дополняет его, другие – что не связан никак, и рост по одному показателю влечет за собой уменьшение по другому. Некоторые ученые увязывают EQ с лидерскими способностями человека, стратегическим или тактическим мышлением. Такие тесты предполагалось применять при отборе на работу (вместо распространенного раньше интеллектуального тестирования), но, судя по всему, методика большого распространения не получила.

 

А тут уже раздались голоса, что низкий уровень интеллекта и высокий уровень эмоциональности провоцирует неуверенность человека в собственных силах, загоняет его в ту или иную группу, делая его частью «стада».

 

Правда, высокий EQ подразумевает как раз умение контролировать свои эмоции, признавая и уважая их (а не просто отмахиваясь и загоняя в угол), но EQ-тесты, в отличие от своих предшественников, так индивидуальны и различны {парадокс в том, что IQ-тесты как раз обвиняли в однообразии и безликости), что вряд ли завоюют положение массового критерия. Похоже, ученым придется наконец-то смириться, что измерить человека – дело почти безнадежное, когда речь идет о том, что скрывается под 60-сантиметровой талией и 90-сантиметровыми бедрами.


1 комментарий: Q мания

  • belk

    Определение IQ весьма условное и считать его мерилом не стоит.

Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>