http://npc-news.ru/

Золотой конь

И загорелись глаза у Степана. Он привез с глинища, что за рекой Купянки, подводу доброй глины. Вымочив ее ключевой водой, стал ждать когда глина станет мягкой и податливой. Из нее он вылепил небольшого коня. За неделю, когда конек высох, Степан натер его смальцем и умял его в сырую глину, чтобы получить отпечаток с обеих сторон. Еще две недели сохли глиняные формы, а Степан все думал, как хорошо будет жить с Приськой.

Когда глина высохла, Степан принес несколько клунков соломы и досушивал и выжигал формы будущего золотого коня в яме, которую выкопал крутом меловом берегу Оскола. Глина стала почти красной и твердой как кирпич. Затем Степан переплавил в горне кузницы все свои золотые монеты и залил в форму. Золотой конь вышел шершавый и не очень искусный. Неделями Степан не выходил из кузницы, все ковал и вычищал свою золотую надежду.

Спал Степан на кожухе прямо у горна. Есть ему, приносила меньшая сестра. Все выспрашивала, что это братец тут такое делает? И не удержался Степан, показал коня сестре, а та рассказала родителям и подружкам. Слухи по слободе разнеслись, как прах ветром! И каждый по своему преувеличивал новости. Мол, кузнец Степан, на приданое за Приську, кует Нечаю огромную золотую лошадь! И рос этот конек в рассказах от дома — к дому. Дошла новость и до Нечая. Недобрым блеснули глаза Скупого. И холодной сентябрьской ночью, когда семья, помолившись Богу, улеглась спать, он накинул жупана и вышел. Крутой тропинке ощупью сошел на берег реки. Сел в свою лодку-долбленку и правя длинным шестом поплыл вверх по Оскола в кузницу.

Степан уже засыпал, рассматривая, как играют блики от горна на потолке кузницы. Золотой конь был готов! Степан радовался, что успел закончить работу до Покрова. Уже завтра он зашлет сватов к Нечаю. Вдруг тихонько стукнула защелка на дверях и в кузницу кто-то вошел. Степан не успел подняться, как получил сильный удар по голове. Степан потерял сознание и последнее, что промелькнуло в сознании, был тяжелый смрад от выделанных мехов.

Нечай бросил палку, которой ударил кузнеца и стал шарить по кузнице. Он искал большого золотого коня. Но ничего такого в кузнице не было. Вот в углу под образами что-то блеснуло. Нечай бросился туда и под полотняной тряпчиной увидел маленькую фигурку золотого конька. Конь был размером с кошку и сиял даже в свете затухающего кузнечного горна. Нечай плохо выругался, нехорошо поминая и Степана, и его родственников, и тех, кто в своей лжи довел размеры золотого коня к огромным.

Схватив конька, Нечай выскользнул из кузницы и вскочил в лодку. Поднялся ветер, который дул против течения Оскола. Месяц — молодой спрятался за облаками, тьма почти сплошная. Разгулялись волны и долбанка через раз хлебала воду. Против ветра править было трудно. Ноги Скупого были в холодной воде, которая понемногу заливала лодку. Но воровскую душу грел приятный груз золотого конька за пазухой.Несмотря ветер, Нечай услышал как Степан выскочил из кузницы и что-то кричал. Чаще перебрасывая шест Нечай пытался ускориться, но вдруг почувствовал, что долбанка выскользнула из под ног. Грохнувшись в холодную осеннюю воду, Нечай успел сбросить жупана, а вот конек выскользнул из-за пазухи. Широченные штаны тянули ко дну, но руки, которые у всех кушнарей были как железные, от постоянного разминание шкур, не подвели и Нечай догреб к берегу. В мокрой одежде было неудобно и холодно, душу раздирало сожаление за утопленным золотом. Спотыкаясь и падая, Скупой до утра все таки добрел до своего дома.

Покорная и забитая жена, не расспрашивая, переодела Нечая, которого била жаркая лихорадка. Нечаю становилось все хуже и хуже. Он потерял сознание и только бормотал: «Держи коня, держи коня!». После обеда в дом Нечая зашел кузнец Степан. Он снял барашковую шапку, и Нечаиха увидела у него на лбу кровавую шишку. Она не успела расспросить гостя, потому что отозвался Нечай. Он открыл глаза и, увидев Степана, сказал лишь одно слово: «утопил!». Он сказал это с такой тоской, так горько, что Степан понял. Он молча, не надевая шапки, вышел из дома, воздух которой был пропитан тяжелым духом растворов для выделки меха.

Болезнь так и съела Нечая. Больше не приходя в сознание, он умер.Через год Степан, как и положено, обручился с Приськой и женился на ней.

Когда в Купянске стали давать фамилии, то они стали семьей Кузнецов. Наковали Степан с Приськой немало детей. А те, впоследствии, своих детей, и так вплоть до наших дней. И все Кузнецовы, Ковалевы, Коваленко, Кузнецов и Кузниченко рассказывают своим детям и внукам о кузнеце Степане. И уже весь Купянск знает о золотом коня. И о том, что лошадь украли воры, но утопили его в Осколе. А где — никто не знает.

Но точно известно, что он был размером с настоящего владимирского тяжеловоза! 🙂


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>