http://npc-news.ru/

За карикатуру на пророка Мухаммеда художнику грозили убийством

В 2007 году шведский художник Ларс Вилкс нарисовал карикатуру на пророка Мухаммеда, изобразив его с телом собаки. Иллюстрации вызвали весьма неоднозначную реакцию, и художнику неоднократно угрожали расправой – в этом году, в частности, он получил угрозу от женщины, известной как «Джихад-Джейн». Вот уже 3 года он живёт в тайном убежище в Швеции. Корреспондент канала RT взял интервью у «опального» карикатуриста.В 2007 году шведский художник Ларс Вилкс нарисовал карикатуру на пророка Мухаммеда, изобразив его с телом собаки. Иллюстрации вызвали весьма неоднозначную реакцию, и художнику неоднократно угрожали расправой – в этом году, в частности, он получил угрозу от женщины, известной как «Джихад-Джейн». Вот уже 3 года он живёт в тайном убежище в Швеции. Корреспондент канала RT взял интервью у «опального» карикатуриста.

-Когда вы в первый раз решили нарисовать пророка Мухаммеда?

— Это было для маленькой выставки искусств. И я просто проверял, что можно делать, а чего нельзя… Потому что, как Вы знаете, в искусстве всё возможно. Границ больше нет. Я знал, что можно – ну, что-то сделать против капитализма или США и всего остального, и никого, по сути, такое уже не беспокоит. Но что касается пророка Мухаммеда… Это запретная тема в мире искусства.

-А что вы хотели этим донести?

— Ну, во-первых, что нельзя делать исключение для одной религии. То есть можно нарисовать карикатуру, направленную против христианства или иудейской религии. Но тут – такое исключение… если вы затрагиваете ислам, будут проблемы. Почему не должно быть одинакового отношения ко всем религиям? То есть в демократическом обществе разрешается оскорблять религию. И не должно быть исключений: мол, вот эту религию можно оскорблять, эту можно, а вот эту — нельзя.

-И какой была первая реакция на карикатуры?

— Я получал телефонные звонки, электронные письма и смс. Мне угрожали убийством. И некоторые даже подробно сообщали, как отрежут мне ногу, и всё в этом духе.

-А дальше?

— Несколько месяцев это продолжалось, а закончилось тем, что в сентябре 2007 года «Аль-Каида» прислала мне из Ирака своего рода фетву. И после этого делом занялись спецслужбы.

Ваша жизнь по-прежнему отличается от той, что вы вели раньше?

— Я не параноик. И стараюсь вести нормальную жизнь. Когда разбивается стекло или кто-то колотит мне в дверь, я иду наверх, сюда. Вот моя комната. Можно вынуть ключ, забраться сюда и – вот так! Здесь я могу рассчитывать на то, что продержусь за баррикадами необходимые 50 минут. И вот это я тоже использую. Хоть и не идеальный механизм, но я уже практически это опробовал. Вот на этой карикатуре – еврей. Когда меня спрашивают, рисую ли я карикатуры только на мусульман, я отвечаю, что открыт для всех табу. Меня спросили, могу ли я нарисовать еврея. И я нарисовал. И Христа вот изобразил педофилом.

-Как вы думаете, есть в мусульманском мире люди, которые были совершенно спокойными, но, увидев ваши картинки, сразу же вознегодовали?

— Нет. Очень немногие. Вы понимаете, это толпа. И в толпе есть вожак. Если вожак принимает решение, он (или экстремистская политическая партия) взывает к этой толпе, и толпа реагирует.

-Каким вы сейчас видите место ислама в обществе?

— Нужно, чтоб была граница, вот что важно. Нужна граница, которая бы отделяла здравый смысл от бреда. Когда начинается дискуссия, мои карикатуры всегда сравнивают с холокостом. То есть такое сравнение приводит практически каждый мусульманин, с которым я обсуждаю этот вопрос. Если оскорбляешь пророка, почему бы тебе не оскорбить память жертв холокоста? И я говорю: давайте сразу чётко уясним – мы на Западе проводим черту между символическими постулатами, религией и тем, что происходит в настоящей жизни. То, во что вы верите – это частное дело. А то, что происходит в мире – это реальность.

-А что вы думаете о многокультурности?

— В идее многокультурности нет ничего хорошего. Она основана на случайном элементе. Вы объявляете государство многокультурным, правительство заявляет, что одной из этих культур и традиций является ислам, мусульманство. Потом встаёт вопрос – а кто наилучший лидер, кто будет их представлять? И они говорят: вот эти люди очень религиозны, давайте, будет религиозный лидер. И из-за этого всё рушится. Кто должен представлять людей? Какой должна быть идея для всех культур в многокультурной ситуации?

-Что вы думаете о том, что из вас сделали своеобразный символ?

— Моя символическая стоимость на этом рынке, конечно, возросла. В мире искусства всегда приобретаешь «левый» уклон. Так что и я тоже человек с «левым» уклоном. Но на меня не смотрят как на настоящего «левого» — я же их предаю. Сегодняшнее, современное искусство построено на социальной критике, на социальных вопросах – это абсолютно доминирующая тема в мире современного искусства. Но она не работает. Не ведёт за собой мир искусства. Мой проект – социальная критика – «левый», и его считают плохим, потому что полагают, что в нём заложены неправильные идеи.

-И что стало результатом ваших карикатур? Сожалеете о чём-то?

— Да нет… Это часть моей жизни. Моего опыта. И я понимаю, что люди слишком боятся. И риск не столь велик.


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>