http://npc-news.ru/

Распростране­ние психологических исследований

Возникает своеобразная «индустрия эксперименталь­ных исследований» (термин В. П. Зинченко и В. М. Гордон), когда, как отмечает Р. М. Фрумкина, «бросается в глаза избы­ток экспериментальных усилий при недостаточном осмыслении целей и результатов эксперимента», и когда, по мнению У. Найс­сера, «возникновение новых методик уже больше не вселяет на­дежд, а скорее действует угнетающе».

Если картина фрагментарна, то любое исследование допусти­мо — ведь никому не известно, где лежит дорога к научному от­крытию, а исследователь, как справедливо заметили В. П. Зин­ченко и В. М. Гордон, «не может ждать откровения, которое осе­нит другого». Запрещение теоретикам абстрагироваться от всех мыслимых и даже еще немыслимых связей обычно никоим обра­зом не распространяется на экспериментаторов.

Вот, например позиция Б. Ф. Ломова. Вначале он утверж­дает, что вырывать отдельные связи при изучении целостной си­стемы недопустимо: «Такая «вивисекция», — пишет он, — не продвигает нас по пути понимания действительной детерминации поведения». Но что же делать, если без вивисекции никакое кон­кретное исследование невозможно? И Ломов тут же в примеча­нии к этой фразе расписывается в обратном: «Хотя, разумеется, при решении некоторых специальных задач вычленение таких связей и возможно и целесообразно». Главное — чтобы задача была специальной, т. е. не претендующей на универсальность, и тогда такие исследования, которые не продвигают нас по пути понимания действительной детерминации, т. е. по пути построе­ния теории, целесообразны. В заключение Б. Ф. Ломов дает очень точную и тонкую формулировку: «Исследователь, разрабатываю­щий какую-либо определенную проблему, имеет право абстраги­роваться от других (под другими автор имеет здесь в виду фун­даментальные проблемы — В. А.), и это не закрывает ему путь к познанию объективных законов природы». В этом все дело: ре­шая фундаментальные, по мнению исследователя, проблемы, он не имеет права забывать о частностях — это недопустимо, это «никуда не продвигает»; решая же частные, «определенные» проблемы, исследователь может (а следовательно, обязан, если он не хочет ждать озарения коллеги) пренебречь фундаменталь­ными. Конечно, таким образом законов природы он не откроет, но во всяком случае путь к ним ему не будет закрыт.

Мне бы очень не хотелось, чтобы вышеприведенный текст во­спринимался как критика в адрес Б. Ф. Ломова. На мой взгляд, Б. Ф. Ломов как искренний ученый лишь удачно выработал господ­ствующую в психологии парадигму. Эта парадигма может нра­виться, может не нравиться — но она реальна. Она вдохновляет исследователей, не давая им надежды на успех, но и не принося разочарования. Эта позиция, к тому же, конструктивна. В усло­виях, когда неизвестно, в каком направлении надо искать, она стимулирует поиск во всех возможных направлениях.

Однако такая позиция, став парадигмой психологической нау­ки, может быть опасной. Парадигма накладывает свой отпечаток на членов научного сообщества, определяя восприятие ими науч­ных фактов и гипотез. Так и парадигма в психологии, подчерки­вающая невероятную сложность психической реальности, невоз­можность охватить эту сложность в рамках более-менее универ­сальной теории, настаивающая на принципиальной фрагментар­ности психологического знания, побуждает психологов любую по­пытку теоретического обобщения, претендующую на более-менее глубокое понимание действительности, заведомо рассматривать как сугубо односторонний подход, как непонимание создателем теории принципиальной важности игнорируемых им деталей, а то и просто как наукообразный бред, в котором не стоит особен­но разбираться, так как ни к чему хорошему он привести все равно не сможет.


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>