http://npc-news.ru/

Результаты эксперимента

В целом по всему массиву эмпирическая вероятность со­вершения ошибки пропуска цели весьма мала — 0,07. Однако вероятность повторения пропуска той же самой цели в следую­щем же содержащим эту цель слове достоверно (на уровне 99,9%) больше: для осмысленных подслов («лес», «вор») — 0,25; для менее осмысленных буквосочетаний — 0,33.

Восемь испытуемых повторно выполняли основное задание эксперимента через месяц после первого выполнения: Вероятность повторения ошибки пропуска в тех же словах, в которых она была совершена месяц назад—0,33, что намного превышает вероятность совершения новой ошибки, которая равна всего лишь 0,05 (достоверность различия на 99,9% уровне). И этакую-то ошибку, разумеется, не осознавая этого, человек повторяет че­рез месяц!

Испытуемые при неожиданной для них задаче воспроизве­дения способны вспомнить очень немного, редко более 5—7 слов. Отмеченные целевые слова они воспроизводили в два раза чаще, чем нецелевые (достоверно на 99,9% уровне). Но при этом, в со­ответствие с исходным предположением, оказалось, что целевые слова с незамеченной целью тоже воспроизводятся чаще, чем не­целевые (Достоверно на 99% уровне). Понятно, что испытуемыё имеют тенденцию не только вспоминать слова из списка, но и ре­конструировать их по заданным в инструкции целевым буквосо­четаниям, однако, на мой взгляд, невероятно, чтобы испытуемый мог восстановить слово по той его части, которая только что — во время выполнения основного задания — была признана в нем от­сутствующей.

Увеличивается вероятность не только воспроизведения про­пущенных целевых слов, но и слов списка, ассоциативно связан­ных с этими целевыми словами. Наличие ассоциативной связи устанавливалось следующим образом. Вначале пять экспертов вы­делили возможные ассоциации между словами предъявленного списка. Из них были отобраны такие пары слов, ассоциативная связь между которыми проявилась в эксперименте, а именно: ве­роятность воспроизведения второго члена пары увеличивалась при условии воспроизведения первого члена. Так было выделено 18 ассоциативных пар типа: велосипед — колесница, створка — дверь, целесообразность — полезно, скарб — корзина и т. д. В итоге: вероятность воспроизведения слова, ассоциативно свя­занного с целевым словом, если цель в нем была испытуемым не замечена, значимо выше, чем если цель была осознана (по всему массиву данных достоверность на уровне 99,9%; это справедливо для 15 из 18 выделенных ассоциативных пар —достоверность по критерию знаков на 99% уровне).

Ошибочно воспроизведенные испытуемыми слова имели не случайное фонетическое сходство с целевыми словами, в которых испытуемый пропускал цель. Это устанавливалось так: опреде­лена частота встречаемости всех букв, употребляющихся в дан­ном списке слов. Оказалось, что ошибочно воспроизводя слова, на самом деле не входящие в предъявленный список, испытуемые чаще случайного (достоверность — 95%) употребляли слова с на­бором редко встречавшихся в данном списке букв, если эти бук­вы содержались в словах с незамеченной целью.

В целом, результаты этого эксперимента подтверждают пред­шествующие данные. Мы снова видим, что ошибки пропуска об­ладают весьма существенной тенденцией к устойчивости, однако при смене задания чаще случайного непосредственно проникают в сознание, а то и оказывают влияние на содержание сознания косвенно, порождая ошибки или усиливая ассоциативные связи. Иначе говоря, ошибки пропуска могут интерпретироваться как специальный акт негативного выбора.

Снова вернемся к поэтической практике. Трудность вычерпы­вания потаенных смыслов слова лучше всего иллюстрируется редкостью поэтического дара, позволяющего «слышать» формаль­ную фонетическую структуру слова. Пожалуй, лишь для такого гекия словотворчества, как В. Хлебников, вообще почти нет нечленимых слов.

Правда, Хлебников чаще создает неологизмы, придавая особый смысл аффиксам («нехотяй», «мечтежник», «лгавда» и т. п.), но в его словотворческих конструкциях нередко встречается и выделение подслов типа используемых в экспери­ментах III и IV. Неслучайно В. П. Григорьев считает, что в хпебниковском глаголе «сыноветь» спрятан корень «нов-».[13] Сложность вычленения скрытых подслов подчеркивается тем, что подобные литературные выходки воспринимаются как неожиданные и ост­роумные. Чего стоит, например, конструкция «не-врал-не-лги-я» («Моби Дик» Г. Мелвилла, перев. И. Бернштейн)!


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>