http://npc-news.ru/

Катя Гордон: Я не боюсь назваться оппозицией

— Катя, о тебе много пишут в Интернете, почему же ты обратила внимание именно на нашу статью?Неожиданно для многих известная теле- и радио- ведущая Катя Гордон выступила инициатором создания сайта, посвященного современной либеральной мысли в России. Такой серьезный проект не слишком вязался с ее репутацией «скандалистки», которая всех сбила с толку, в том числе и нашего постоянного автора. В одном из своих телевизионных обзоров он расценил ее выступление в программе «Только ночью» (канал «ТВ Центр») как пропаганду гламура. Это крайне задело Катю, о чем нам стало известно из ее комментария на нашу статью в ЖЖ. Так что в нашем разговоре с ней, посвященном в основном ее общественной инициативе, щекотливую тему тем не менее пришлось затронуть:

— Катя, о тебе много пишут в Интернете, почему же ты обратила внимание именно на нашу статью?

— Меня возмутило то, что эта статья, в которой все за уши притянуто и никак не обосновано, была опубликована в интернет-издании, которое по идее должно олицетворять демократическую мысль и заниматься политической аналитикой. Статья создана в желтушном стиле, похоже, с одной единственной целью — написать скандальный текст, пнуть «ЕдРо» и упомянуть Немцова. От всего этого становится не по себе, ведь получается, человеку либеральных взглядов вообще нечего почитать.

Как можно было написать, что я представитель гламура и что я якобы связана с «Единой Россией»? Это, как минимум, ложь. Для того чтобы убедиться в этом (как сделал бы любой профессионал), достаточно прочитать мой блог или поговорить о моих политических убеждениях с моим другом Олегом Козыревым. Я не первый год получаю по шапке за «неосторожные высказывания», например, за призыв бойкотировать выборы. Хотя меня периодически пытаются привлечь к участию в разных движениях и партиях. Даже как-то записали в совет «Молодой гвардии».

— А как же ты «нарвалась» на такое приглашение?

— Любая партия привлекает публичных людей. Это нормально. И в «Молодой гвардии» есть люди, которые мне симпатичны. Но взять того же Федора Бондурчака. Мне, например, ничего не известно о его экономических и политических взглядах, как нам выжить в ближайшую пятилетку, как он собирается решать социальные проблемы, тем не менее он представлял политические движения, а теперь вступил и в партию «Единая Россия». Вообще очень много людей, которые, не обнародовав своих точек зрения, при этом играют видную роль в политике. У меня обратная модель: мне для начала важно понять, что я могу сделать для страны, сформулировать свои убеждения и предложения. Политический шоу-бизнес мне не интересен, и я не хочу продаваться ни правым, ни левым. Создаваемый нами информационный ресурс Неолиберал.Ru — шаг в этом направлении. Он даст возможность представителям либеральной мысли высказаться по конкретным проблемам, изложить свое видение будущего.

— Эта идея, случайно, не возникла как следствие разочарованности нашим ресурсом?

— Нет, конечно. Я прочитала статью и забыла. Идея родилась раньше. Какую-то роль в этом сыграла и передача с Константином Боровым «Либералы в Интернете» на молодежном телеканале О2ТВ, которую я вела. Мы пригласили «комсомольцев» во главе с Максимом Мищенко и настоящего либерала. Мне было интересно узнать, чем отличаются левые и правые в подаче информации. Вели они себя совершенно одинаково. Разговор начался с того, что Интернет — это единственное пристанище свободомыслия и единственная информационная площадка, где нет цензуры, а потом принялись поливать друг друга грязью: одни вопили «лизоблюды кремлевские», другие — «либеральная шиза». Конструктива — ноль. Так вот, я и захотела создать либеральный ресурс, интересный, возможно, для одного процента населения, но где бы осуществлялся поиск смысла без использования медийных провокаций (скандалов, обобщений, торговли известными людьми). Это будет тихий сайт.

— Как политически ты себя позиционируешь?

— Мне близки либеральные идеи, в частности, я считаю, что у любой власти должен быть противовес в виде гражданского общества, которое бы напоминало государству, что не мы для него, а оно для нас, а также то, что президент — это менеджер, который должен служить своему народу. Себя я называю «консервативным либералом» — это понятие, по-моему, ввел Фадеев из «Эксперта» — так вот, оно мне близко. В нашей стране эту волю проявляют очень мало людей. Мало личностей. Во время акции «Слава России» у меня в блоге, например, висел лозунг «Слава личности». Все политические партии, в том числе и демократические, используют отчаянно желтушный пиар, никто не говорит по делу. Мне претит, что эти политические методы применяются для работы с толпой и с помощью них доносятся и либеральные идеи. Эти методы противоречат самой идее — они отпугивают целевую аудиторию, на которую рассчитаны. Пример тому — последняя кампания СПС. Мы от этого отказываемся и создаем пространство для обсуждения реальной аналитики, экономической и политической. Мы не газета, не медиа — мы мастерская, скорее. На новом ресурсе мы без криков, что кровавый режим будет свергнут, будем выкладывать литературу по истории либеральной мысли, будем размещать материалы современных авторов. В этом я вижу свою миссию, потому что мне самой интересно во всем этом разобраться.

— Кому принадлежала идея создания сайта и кто входит в команду его создателей?

— Идея принадлежит мне, но я в этом проекте не главная. Просто потому что у толпы, которая считывает примитивные коды, я ассоциируюсь сейчас не с тем и не с теми. Ты можешь долго писать стихи, издавать третью книгу, но толпа всколыхнется, только если ты попадешь в скандал или сделаешь пластическую операцию. Так что я не главная, но среди тех, кто хочет помочь, есть, например, Илья Барабанов из The New Times, Козырев, юристы, экономисты… Не могу пока назвать всех членов команды, но желающих поддержать эту идею очень много. Хочу еще сказать, что это некоммерческий проект, своего рода журналистская благотворительность. Здесь только мои затраты на программирование и дизайн, а также помощь других людей с текстами. Мы не хотим брать деньги из тех источников, к которым обычно обращаются, создавая политическую площадку. Так что нас нельзя обвинить ни в том что — мы «происки западных спецслужб», ни в том что мы «выслуживаемся перед Кремлем».

— Ты считаешь себя оппозицией?

— Я полностью поддерживаю идею, что оппозиция нужна. Но я не могу влиться в движение, в проект с людьми, в которых я не уверена до конца. Я не боюсь назваться оппозицией — меня это не пугает, но дело даже не в бесстрашии, а в том, что я к своим 28 через многое прошла. Ну уволят меня. Ну начнется атака на меня — вот, мол, смотрите, какая она идиотка. Ну будут звонить очередному моему начальнику с просьбой «не брать Катю», ну наврет про меня мой бывший друг, боясь за свое место в госструктуре… Все, больше не страшно. Но у меня нет такой задачи — бросить вызов власти. Для этого нужно иметь альтернативу. На данном этапе стоит задача собрать единомышленников, создать информационное пространство, выкристаллизовать конструктивную идею. Такого ресурса, где обсуждались бы конкретные предложения, не существует. Ваш сайт, например, тоже вынужден работать по тем же правилам, что и все. Вы для привлечения внимания большой аудитории выносите в своем заглавии имена скандальных персонажей, например, Елены Берковой. Мой ресурс будет рассчитан не на зевак, на нем не будут размещаться баннеры с ковыряющимися в носу телеведущими, там не будут мелькать замусоленные персонажи.

— Ты думаешь, так просто родить идею? Если даже у людей, которые занимаются политикой много лет, по твоему, их нет…

— Я не говорю, что их нет вообще. Возможно, они существуют, их обсуждают на закрытых площадках. Но я не знаю открытых площадок, где бы обсуждались либеральные идеи. И я не думаю, что это очень просто предложить какую-нибудь свежую мысль, идею, но я знаю, что они нужны. Нужны и свежие люди, потому что такие персонажи, как Хакамада, Гозман, Новодворская, уже не привлекают новых людей. Новым людям нужны новые политики.

— В оппозиции есть и молодые ребята, такие как Илья Яшин. Ты о них что-нибудь слышала?

— Молодых и адекватных мало. Илью я знаю, читаю его блог. Мне нравятся его амбиции. Я считаю, что неамбициозных людей надо бояться. Но я ничего не знаю о его предложениях, в своем блоге он просто рассказывает о себе, высказывается на злобу дня, комментирует события, призывает. Нет обсуждения альтернативных идей, чтобы человек мог сделать свой выбор, разобрался в ситуации. Вот для того я и создаю новую площадку, чтобы обмениваться мнениями, чтобы люди, разрозненные по своим жежешкам, объединялись вокруг какого-то дела. Это провоцирует, в том числе и меня, на работу над собой. А в сегодняшней политике я не вижу для себя партии, к которой хотелось бы примкнуть. Есть отдельные люди, есть отдельные инициативы. Например, когда возникла «Солидарность», это было приятно, но я не очень понимаю, зачем там снова такие люди, как Немцов. Точнее, я понимаю — чтобы он привлек на свою красивую публичную персону электорат, но, черт возьми… все это уже было.

— Демократы решили объединиться вокруг идеи. Ты считаешь, это неправильно?

— Да, консолидация нужна, но я также думаю, что нужны и новые герои. Нужны революционные мозги — причем не для того, чтобы делать революцию на улицах, а для того, чтобы делать революцию сознания. Люди, которые варятся по второму созыву в этой конъюнктуре власти, мало что могут сделать — у них уже мозг по-другому работает. Я знаю, что в «Солидарности» тоже уже возникли внутренние разборки. Мне кажется, что Яшин и Милов пока вынуждены на самом деле терпеть Немцова, за которым есть какая-никакая аудитория, поскольку сами они в медийном плане еще не являются серьезными игроками. Пока. Привлекать в движение «сбитых политических летчиков», которым я считаю Немцова, это несерьезно. Человек был в политике и мог бы что-то сделать большее, но его время ушло. Сейчас он уже ни на что не способен, хотя и красавец, обаятельный мужчина и все такое. Я это ему в глаза говорила во время интервью, что не вижу сейчас в нем настоящих политических амбиций, кроме амбиций стареющего ловеласа. Это мое мнение. Лично я не хочу вставать под его начало, хотя тот же Яшин мне симпатичен. Тем более что четко сформулированных предложений, что они реально хотят сделать для страны, я от «Солидарности» не слышала. Против чего конкретно они борются, еще понятно, а за что, не очень. Власть, по крайней мере решает проблемы.

— Можешь назвать хоть одну проблему, решаемую властью?

— Я знаю много людей в системе власти, которые горят на работе и в рамках своих полномочий много делают хорошего. В кремлевских структурах тоже хорошие люди работают. Там есть умнейшие товарищи, с которыми я бы поработала с удовольствием как креативный продюсер, бренд-менеджер или пиарщик. Мне, повторюсь, важно просто понимать, что мы здесь ради дела, а не ради того, чтобы «бабло попилить или попиариться». Так что, там Бог тоже есть, как сказал мне один священник, с которым я недавно летела из Израиля. Мы с ним разговаривали про православную церковь, у меня с ней неоднозначные отношения, несмотря на то, что мой прадед, например, был священником. В разговоре я поделилась своими переживаниями. Он мне сказал, что в церкви, как и везде, разные люди есть, но это не значит, что там Бога нет. Просто туда нужно идти не для того, чтобы искать дурных людей, а для того, чтобы работать над душой. Не хотелось бы сравнивать Кремль и церковь, но и там есть и плохие, и хорошие — и туда надо стремиться не для того, чтобы убрать конкретного ваську, а для того, чтобы работать для страны. Конечно, я против того, чтобы зажимали права журналистов, права граждан — это вещи очевидные. Но когда меня уволили из государственного холдинга на глазах у всей страны за запись в блоге, где была либеральная пресса? На «Эхе Москвы» Юлия Латынина на всю страну сказала, что это все пиар радиокомпании и что, дескать, «ее вернут». Никто меня не вернул. Это государственная структура, и у меня нет никаких связей, у меня нет крестных пап. Зато я попала в жесткую кампанию с черным пиаром, которая, надо сказать, сделала из меня железную леди. Неделю назад, правда, у меня перехватило дыхание, когда я читала комментарий своего бывшего начальника Сергея Архипова по поводу своего увольнения — но Бог ему судья. Могу сказать только, что мне Сергей Сергеевич всегда говорил, что я талантлива невероятно и мы друзья. А я в свою очередь ради друзей с самого детства всегда по-щенячьи подставлялась. Молчала и позволяла делать из себя идиотку.

— Значит, тебя уволили не за скандал в эфире, а за запись в блоге?

— Я скажу одно: журналисту не составит труда провести маленькое расследование и посмотреть, что говорил «Маяк» по поводу моего увольнения. В пик скандала они говорили, что я отстранена, теперь вот оказывается, я сама написала заявление об увольнении. Я эту тему закрыла. И то, что, когда меня убрали из эфира, люди звонили месяцами и писали с просьбой меня вернуть, для меня серьезное утешение. После «Маяка» меня тут же взяли на РСН, к слову. Месяц назад Сергей Архипов меня снова позвал в эфир, сказав, что ему нужны мои «светлые мозги». Я не думаю, что у нас что-то получится. «Маяк» кривил нос на тот эфир, но выложил, неполную, правда, стенограмму разговора и даже сделал музыкальную композицию из эфира, которая висит у них на сайте. Тот эфир сделал «Маяку» невероятный рейтинг. Кампания по ребрендингу ведущей «Дома-2» за счет Кати Гордон все равно провалилась, когда Ксения вышла с Тиной вести программу «Две звезды» и снова вернулась в проект, где люди хаотично совокупляются, называя это построением любви. Я поставила по свечке во здравие всех тех, кто лгал за моей спиной, попросила прощение за свои дурные мысли — и мне теперь все равно. Все меняется, наступает день, и люди встречаются снова. Сильнее будет тот, кто простил.

— Насколько ты готова к контактам с оппозицией?

— Я готова к сотрудничеству с оппозицией, но я также готова работать и с представителями власти, которые делают дело. Например, мой приятель Костя Рыков — он очень талантливый человек, но мы с ним идеологические враги. Я много его критикую за лобовые приемы, и его команда периодически устраивает провокации не в мою пользу, но это не мешает нам быть интересными друг другу и делать что-то вместе. И если я почувствую, что я могу что-то сделать с оппозицией, я буду делать, но пока не вижу.

— Ты участвовала в протестных акциях оппозиции?

— Я участвовала только в акциях по защите бездомных животных, в них тоже есть политический подтекст. Это мое маленькое дело в рамках проекта «Ненужная порода», я его делаю. Если я почувствую, что созрела какая-то новая идея и я могу не просто поторговать лицом, а что-то сделать, я, не стесняясь, это сделаю.

— А чужому проекту ты смогла бы помочь?

— Помогу точно. Мне нравится проект Каримовой и Козырева «Доброволец», что могу, я в нем сделаю. Страна ждет действий, но я не понимаю, с помощью какой партии можно сделать так, чтобы люди не были рабами. Если будет конкретная инициатива, только не пиарить кого-то в мэры, я это сделаю. И неважно, кто будет рядом, я тоже возьмусь и понесу…

— Понесешь, типа как «бревно»..?

— Типа да, но для начала нужно понять, куда мы его несем.


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>