http://npc-news.ru/

Товарищу Нетте, пароходу и человеку Владимир Маяковский стихи

Я недаром вздрогнул.
Не загробный вздор.
В порт,
горящий,
как расплавленное лето,
разворачивался
и входил
товарищ «Теодор
Нетте».
Это — он.
Я узнаю его.
В блюдечках — очках спасательных кругов.
— Здравствуй, Нетте!
Как я рад, что ты живой
дымной жизнью труб,
канатов
и крюков.

Подойди сюда!
Тебе не мелко?
От Батума,
чай, котлами покипел…
Помнишь, Нетте,-
в бытность человеком
ты пивал чаи
со мною в дипкупе?
Медлил ты.
Захрапывали сони.
Глаз
кося
в печати сургуча,
напролет
болтал о Ромке Якобсоне
и смешно потел,
стихи уча.
Засыпал к утру.
Курок
аж палец свел…
Суньтеся —
кому охота!
Думал ли,
что через год всего
встречусь я
с тобою —
с пароходом.
За кормой лунища.
Ну и здорово!
Залегла,
просторы надвое порвав.
Будто навек
за собой
из битвы коридоровой
тянешь след героя,
светел и кровав.
В коммунизм из книжки
верят средне.
«Мало ли,
что можно
в книжке намолоть!»
А такое —
оживит внезапно «бредни»
и покажет
коммунизма
естество и плоть.
Мы живем,
зажатые
железной клятвой.
За нее —
на крест,
и пулею чешите:
это —
чтобы в мире
без России,
без Латвии,
жить единым
человечьим общежитьем.
В наших жилах —
кровь, а не водица.
Мы идем
сквозь револьверный лай,
чтобы,
умирая,
воплотиться
в пароходы,
в строчки
и в другие долгие дела.

Мне бы жить и жить,
сквозь годы мчась.
Но в конце хочу —
других желаний нету —
встретить я хочу
мой смертный час
так,
как встретил смерть
товарищ Нетте.

 

Товарищу Нетте, пароходу и человеку. Автор: Владимир Маяковский

Анализ стихотворения Маяковского «Товарищу Нетте, пароходу и человеку»

Сейчас мало пишут лирику, тем более гражданскую лирику. А именно такие произведения способны по-настоящему воодушевить человека, «чтоб подымать, и вести, и влечь, которые глазом ослабли», по меткому выражению Владимира Маяковского. Сам поэт создал не один образец гражданской лирики, вызывающей различные чувства: от ненависти до восхищения, от гордости до глубочайшего презрения. Это стало возможным благодаря слиянию лирического чувства и гражданского пафоса.

Образцом подобного творчества можно считать лирическое произведение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» (1926), об анализе которого пойдет речь далее. Случайная встреча с пароходом, названным именем человека, которого Маяковский знал лично, вызывает у поэта размышления не только о подвиге этого человека, но и о героизме вообще, об ответственности за судьбу революционных завоеваний.

Детали встречи запечатлены очень конкретно, что свойственно поэтическому стилю Маяковского. Вот пароход неторопливо «разворачивался и входил» в порт после того, как «от Батума, чай, котлами покипел», вот дымятся его трубы и остается на глади моря пенящийся след.

Само название, ставшее поводом для дальнейших многочисленных подражаний, сразу задает два плана поэтического изображения. Первый — бытовой, обыденный, он связан с воспоминанием о дипломатическом курьере Теодоре Нетте, с которым Маяковский был знаком и даже ехал вместе с ним:

Помнишь, Нетте,-
в бытность человеком
ты пивал чаи
со мною в дипкупе?
Образ самого «товарища Нетте» как будто проступает «в блюдечках-очках спасательных кругов». И до конца неясно, к кому же обращается герой – к пароходу или человеку: «Как я рад, что ты живой!» В феврале 1926 года при защите дипломатической почты в Латвии погиб дипкурьер Наркомата иностранных дел СССР Теодор Нетте, а уже летом Маяковский увидел в Крыму пароход, названный в честь дипломата, и практически сразу написал свое знаменитое стихотворение.

Примечательно, что даже лексика в этой первой части произведения нарочито разговорная, сниженная, ведь разговор идет запросто, поэтому Нетте у поэта «пивал чаи», «глаз кося в печати сургуча, напролет болтал», «смешно потел, стихи уча». Однако для современного читателя может стать настоящим потрясением деталь, которая, возможно, была обычной для советского дипкурьера: «Курок аж палец свел». Такие, казалось бы, простые воспоминания поэта позволяют живо представить себе не только человека, но и героя революции.

Таким образом, первый, бытовой план перерастает во второй – высокий, где-то даже пафосный: ведь речь идет о святых понятиях и для самого поэта, и для героя – перед читателем возникает «коммунизма естество и плоть». Маяковскому было важно не только создать образ стойкого борца за идеалы светлого будущего, но и сказать читателю важные поэтические слова о самой революции. Такое стремление связать отдельный случай – встречу с «пароходом-человеком» — с борьбой народа за победу коммунизма, показать его в свете широкой революционной перспективы характерно для всей поэзии Маяковского 20-х годов.

Любимый Маяковским прием – обращение – в стихотворении не просто ради красного словца: поэт ведет диалог с теми, кого действительно знает. Вот Нетте, каким был «в бытность человеком» и каким знал и помнил его поэт. А вот пароход «Теодор Нетте», который, разворачивается и входит «в порт, горящий, как расплавленное лето». Для Маяковского важна каждая подробность – она становится осязаемой, узнаваемой и яркой. Столь важная для пролетарского поэта мысль о бессмертии словно материализуется, во многом, благодаря двум планам, которые слиты воедино – их невозможно разделить. Будущее для поэта – не пустая мечта: оно начинается сегодня, сейчас. Отвлеченные понятия о героизме, честности и чести в стихотворении буквально «воплощаются», то есть облекаются в плоть: «В наших жилах — кровь, а не водица». Эта мысль о претворении высоких идеалов в реальность наших дней:

Мы идем… чтоб воплотиться
В пароходы, в строчки и другие долгие дела.
Конечно, в этом стихотворении звучат слишком пафосные для современного человека идеи, но желание героя «встретить свой смертный час так, как встретил смерть товарищ Нетте» воспринимается вполне современно, так как героизм проявляется порой и в мирное время.


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>