http://npc-news.ru/

Чем чреват выход Грузии из СНГ?

Грузия надеется сохранить режим свободной торговли с государствами-членами Содружества Независимых Государств после того, как 18 августа состоится ее выход из этой организации. Если принять во внимание последствия ее опрометчивого военного столкновения с Россией в августе прошлого года, то эта надежда может оказаться тщетной, поскольку конфронтация напомнила другим бывшим советским республикам Кавказа Азербайджану и Армении о том, что Москва намерена защищать свои, пользуясь словами Дмитрия Медведева, привилегированные интересы на постсоветском пространстве.

Последние несколько лет упорное стремление президента Грузии Михаила Саакашвили в НАТО ведет ко все большему ухудшению отношений между Вашингтоном, Брюсселем и Москвой, поскольку Кремль неоднократно заявлял, что ни Грузия, ни Украина не должны быть приняты в альянс. Опасения Москвы перед возможным обходом с кавказского фланга были подчеркнуты учениями НАТО Cooperative Lancer 2009, проведенными на грузинской военной базе Вазиани с 21 мая по 1 июня с участием примерно 700 военных из 13 государств-членов НАТО и грузинских военнослужащих.

Запад не может позволить себе изображать незаинтересованность, поскольку венец его усилий по налаживанию экспорта каспийской нефти в западном направлении — открытый в мае 2006 г. трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (ВТС) протяженностью 1 092 мили, пропускной способностью 1 миллион баррелей в день и стоимостью 3,6 млрд. долларов — транспортирует азербайджанскую сырую нефть с месторождений Азери-Чираг-Гюнешли на каспийском шельфе Азербайджана на турецкий глубоководный терминал в Джейхане на берегу Средиземного моря, пересекает 155 миль территории Грузии и включает в себя две из восьми насосных станций маршрута.

Как сообщило 8 июня информационное агентство Интерфакс, глава департамента внешнеторговой политики министерства экономического развития Грузии Марина Мачавариани заявила журналистам, что после выхода из Содружества Грузия рассчитывает сохранить действующий ныне режим свободной торговли со странами СНГ. Указывая на то, что последствия для отношений Грузии со странами СНГ могут оказаться не столь драматичными, Мачавариани отметила, что существуют международные нормы, позволяющие пользоваться механизмами свободного перемещения товаров между Грузией и определенными странами, заявив: На сегодняшний день у Грузии уже оформлены двусторонние соглашения о свободной торговле с восемью странами СНГ. При этом с Азербайджаном и Украиной как со странами-членами ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) у Грузии оформлены и соглашения о свободной экономической зоне. Мачавариани добавила, что на долю этих двух стран приходится до 65% всего экспорта Грузии.

Оптимизм Мачавариани ретуширует тот факт, что в отношениях Украины с Россией существуют существенные проблемы, в силу которых Киев не может в полном объеме выполнить свои обязательства перед Тбилиси. В начале января Украина пережила короткую газопроводную войну с Россией, которая вынудила правительство Виктора Ющенко пойти на унизительные уступки по тарифам.

Еще одной проблемой, осложняющей российско-украинские отношения, является статус Севастополя, великолепной естественной гавани на северном побережье Черного моря, которой в настоящее время совместно пользуются ВМС Украины и российский Черноморский флот. Наконец, администрация Ющенко отчаянно борется за политическое выживание — по данным некоторых недавних опросов, его рейтинг составляет жалкие 5 процентов. Короче говоря, все это вряд ли подтолкнет Украину к тому, чтобы еще больше настраивать против себя Россию, расширяя контакты с Грузией после ее выхода из СНГ, организации, в которой Украина состоит по-прежнему.

Отношения Азербайджана с Тбилиси тоже далеки от идеальных, несмотря на то, что две страны связаны нефтяной пуповиной ВТС. Российско-грузинская военная конфронтация повлекла за собой существенный косвенный ущерб для экспорта нефти из Азербайджана, поскольку были перекрыты все его маршруты, ведущие на запад.

5 августа 2008 г., за пять дней до начала боевых действий между Грузией и Россией, произошел взрыв на участке трубопровода ВТС в селе Юртбаши на востоке Турции, причины которого до сих пор неизвестны. Первоначально Анкара подозревала, что это, возможно, был теракт курдской сепаратистской Partiya Karkeren Kurdistan или Рабочей партии Курдистана. Оператор ВТС концерн ВР объявил о возникновении форс-мажорных обстоятельств, и работа трубопровода возобновилась только 25 августа.

В поисках альтернативного маршрута, ВР переключился на недавно вновь открытый нефтепровод Баку-Супса протяженностью 550 миль и пропускной способностью 140 000 баррелей в день. Он был открыт в 1999 г., и его пропускная способность составляла примерно 90 000 баррелей в день. В условиях эскалации военного конфликта 12 августа концерн ВР объявил о прекращении поставок по нефтепроводу Баку-Супса, а также по Южно-Кавказскому трубопроводу, по которому газ поставляется из Баку в Турцию через Тбилиси. Экспорт нефти из Азербайджана был окончательно заблокирован после того, как власти Грузии решили в связи с боевыми действиями приостановить поставки по морю из черноморских портов Батуми (200 000 баррелей в день) и Поти (100 000 баррелей в день), куда нефть доставлялась по железной дороге. Порт в Поти был закрыт 8 августа — как сообщается, после российских авиаударов. Мало того, власти прекратили экспорт из Кулеви, третьего грузинского нефтеналивного терминала на Черном море, который открылся в 2007 г. и имеет пропускную способность 200 000 баррелей в день.

Для Азербайджана конфликт был настоящим финансовым бедствием, поскольку на долю нефтяного сектора приходится почти половина доходов правительства, а экспорт нефти обеспечивает около 90 процентов всех экспортных поступлений. В период между взрывом на ВТС и военным конфликтом Азербайджан не смог экспортировать примерно 17 миллионов баррелей сырой нефти, а, по оценкам министерства энергетики США, убытки Азербайджана в общей сложности превысили 1 миллиард долларов.

Конфронтация обернулась недополучением прибыли и для Грузии: в 2007 г. пошлины за транзит нефти по ВТС принесли ей 25,4 миллиона долларов, а до начала конфликта правительство Саакашвили рассчитывало получить в 2008 г. около 45 миллионов долларов в качестве платы за транзит.

Таким образом, странам, оставшимся в СНГ, предлагается четкий выбор: продолжить отношения с Грузией после 18 августа, как будто ничего не случилось, и тем самым негласно одобрить конфронтационную позицию Тбилиси в отношении Москвы, рискуя навлечь на себя гнев России, или признать медведевские привилегированные интересы на Кавказе. Хотя в этой части мира неясно слишком многое, прошлогоднее военное столкновение дало постсоветским государствам серьезную пищу для размышлений о том, что бывает с бывшими советскими республиками, которые игнорируют озабоченности Москвы и заходят слишком далеко на запад. Соответственно, трудно предположить, что государства СНГ захотят последовать примеру Саакашвили или вести дела как обычно, если только Тбилиси не удастся сначала как-то исправить рушащиеся отношения с Кремлем.


Добавить комментарий

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>