http://npc-news.ru/

Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил, автор Салтыков-Щедрин

Жили да были два генерала, и так как оба были легкомысленны, то в скором времени, по щучьему велению, по моему хотению, очутились на необитаемом острове.

Служили генералы всю жизнь в какой-то регистратуре, там родились, воспитались и состарились, следовательно, ничего не понимали. Даже слов никаких не знали, кроме: «Примите уверение в совершенном моем почтении и преданности».

Упразднили регистратуру за ненадобностью и выпустили генералов па волю. Оставшись за штатом, поселились они в Петербурге, в Подьяческой улице, на разных квартирах; имели каждый свою кухарку и получали пенсию. Только вдруг очутились на необитаемом острове, проснулись и видят: оба под одним одеялом лежат. Разумеется, сначала ничего не поняли и стали разговаривать, как будто ничего с ними не случилось.

— Странный, ваше превосходительство, мне нынче сон снился, — сказал один генерал, — вижу, будто живу я на необитаемом острове…

Сказал это, да вдруг как вскочит! Вскочил и другой генерал.

— Господи! да что ж это такое? где мы? — воскликнули оба не своим голосом.

И стали друг друга ощупывать, точно ли не во сне, а наяву с ними случилась такая оказия. Однако, как ни старались уверить себя, что все это не больше как сновидение, пришлось убедиться в печальной действительности.

Перед ними с одной стороны расстилалось море, с другой стороны лежал небольшой клочок земли, за которым стлалось все то же безграничное море. Заплакали генералы в первый раз после того, как закрыли регистратуру.

Стали они друг друга рассматривать и увидели, что они в ночных рубашках, а на шеях у них висит по ордену.

— Теперь бы кофейку испить хорошо! — молвил один генерал, но вспомнил, какая с ним неслыханная штука случилась, и во второй раз заплакал.

— Что же мы будем, однако, делать? — продолжал он сквозь слезы, — ежели теперича доклад написать — какай польза из этого выйдет?

Вот что, отвечал другой генерал, — подите вы, ваше превосходительство, на восток, а я пойду на запад», а к вечеру опять на этом месте сойдемся; может быть, что-нибудь и найдем.

Стали искать, где восток и где напад. Вспомнили, как начальник однажды говорил: «Если хочешь сыскать восток, то встань глазами на север, и в правой руке получишь искомое». Начали искать севера, становились так и сяк, перепробовали все страны света, но так как всю жизнь служили в регистратуре, то ничего не нашли.

— Вот что, ваше превосходительство: вы пойдите направо, а я налево; этак-то лучше будет! — сказал один генерал, который, кроме регистратуры, служил еще в школе военных кантонистов1 учителем каллиграфии2 и, следовательно, был поумнее.

1 Шко́ла вое́нных кантони́стов — низшая военная школа для солдатских детей.
2 Каллигра́фия — искусство красивого и четкого письма.

Сказано — сделано. Пошел один генерал направо и видит — растут деревья, а на деревьях всякие плоды. Хочет генерал достать хоть одно яблоко, да все так высоко висят, что надобно лезть. Попробовал полезть — ничего не вышло, только рубашку изорвал. Пришел геперал к ручью, видит: рыба там, словно в садке на Фонтанке, так и кишит, и кишит.

«Вот кабы этакой-то рыбки да на Подьяческую!» подумал генерал и даже в лице изменился от аппетита.

Зашел геперал в лес а там рябчики свищут, тетерева токуют, зайцы бегают.

— Господи! еды-то! еды-то! — сказал геперал, почувствовав, что его уже начинает тошнить.

Делать нечего, пришлось возвращаться на условленное место с пустыми руками. Приходит, а другой генерал уж дожидается.

— Ну что, ваше превосходительство, промыслил что- нибудь?

— Да вот нашел старый нумер «Московских ведомостей»2 и больше ничего!

3 «Моско́вские ве́домости» — реакционная газета. М. Е. Салтыков Щедрин издевается над ее бессодержательностью и казенной восторженностью.

Легли опять спать генералы, да не спится им натощак. То беспокоит их мысль, кто за них будет пенсию получать, то припоминаются виденные днем плоды, рыбы, рябчики, тетерева, зайцы.

— Кто бы мог думать, ваше превосходительство, что человеческая пища, в первоначальном виде, летает, плавает и на деревьях растет? — сказал один генерал.

— Да, — отвечал другой генерал, — признаться, я и до сих нор думал, что булки в том самом виде родятся, как их утром к кофею подают!

— Стало быть, если, например, кто хочет куропатку съесть, то должен сначала ее изловить, убить, ощипать, изжарить… Только как все зто сделать?

— Как все это сделать? — словно эхо, повторил другой генерал.

Замолчали и стали стараться заснуть; но голод решительно отгонял сон. Рябчики, индейки, поросята так и мелькали перед глазами, сочные, слегка подрумяненные, с огурцами, пйкулями и другим салатом.

Теперь я бы, кажется, свой собственный сапог съел! — сказал один генерал.

— Хороши тоже перчатки бывают, когда долго ношены! — вздохнул другой генерал.

Вдруг оба генерала взглянули друг на друга: в глазах их светился зловещий огонь, зубы стучали, из груди вылетало глухое рычание. Они начали медленно подползать друг к другу и в одно мгновение ока остервенились. Полетели клочья, раздался визг и оханье; генерал, который был учителем каллиграфии, откусил у своего товарища орден и немедленно проглотил. Но вид текущей крови как будто образумил их.

— С нами крестная сила! — сказали они оба разом. — Ведь этак мы друг друга съедим! И как мы пополи сюда! кто тот злодей, который над нами такую штуку сыграл!

— Надо, ваше превосходительство, каким-нибудь разговором развлечься, а то у нас тут убийство будет! — проговорил один генерал.

— Начинайте! — отвечал другой генерал.

— Как, например, думаете вы, отчего солнце прежде восходит, а потом заходит, а не наоборот?

— Странный вы человек, ваше превосходительство: но ведь и вы прежде встаете, идете в департамент, там пишете, а потом ложитесь спать?

— Но отчего же не допустить такую перестановку: сперва ложусь спать, вижу различные сновидения, а потом встаю?

— Гм… да… А я, признаться, как служил в департаменте, всегда так думал: «Вот теперь утро, а потом будет день, а потом подадут ужинать — и спать пора!»

Но упоминание об ужине обоих повергло в уныние и пресекло разговор в самом начале.

— Слышал я от одного доктора, что человек может долгое время своими собственными соками питаться, — начал опять один генерал.

— Как так?

— Да так-с. Собственные свои соки будто бы производят другие соки, эти, в свою очередь, еще производят соки, и так далее, покуда, наконец, соки совсем не прекратятся…

— Тогда что ж?

— Тогда надобно пищу какую-нибудь принять…

— Тьфу!

Одним словом, о чем ни начинали генералы разговор, он постоянно сводился на воспоминание об еде, и это еще более раздражало аппетит. Положили: разговоры прекратить и, вспомнив о найденном нумере «Московских ведомостей», жадно принялись читать его.

«Вчера, — читал взволнованным голосом один генерал, — у почтенного начальника нашей древней столицы был парадный обед. Стол сервирован был на сто персон с роскошью изумительною. Дары всех стран назначили себе как бы рандеву4 на этом волшебном празднике. Тут была и «шекснинска стерлядь золотая»5, и питомец лесов кавказских — фазан, и, столь редкая в нашем севере в феврале месяце, земляника…»

4 Рандеву́ — свидание (фр.).
5 «Шексни́нска сте́рлядь золота́я» — цитата из стихотворения Державина «Приглашение к обеду».

— Тьфу ты, господи! да неужто ж ваше превосходительство не может найти другого предмета? — воскликнул в отчаянии другой генерал и, взяв у товарища газету, прочел следующее:

«Из Тулы пишут: вчерашнего числа, по случаю поимки в реке Упе осетра (происшествие, которого не запомнят даже старожилы, тем более что в осетре был опознан частный пристав6 Б.), был в здешнем клубе фестиваль7. Виновника торжества внесли на громадном деревянном блюде, обложенной) огурчиками и держащего в пасти кусок зелени. Доктор П., бывший в тот же день дежурным старшиною, заботливо наблюдал, дабы все гости получили но куску. Подливка была самая разнообразная и даже почти прихотливая…»

6 Ча́стный при́став — начальник полицейского участка в городе.
7 Фестива́ль — здесь: пиршество.

— Позвольте, ваше превосходительство, и вы, кажется, не слишком осторожны в выборе чтения! — прервал первый генерал и, взяв, в свою очередь, газету, прочел:

«Из Вятки пишут: один из здешних старожилов изобрел следующий оригинальный способ приготовления ухи: взяв живого налима, предварительно его высечь; когда же, от огорчения, печень его увеличится…»

Иллюстрация к повести о том, как один мужик двух генералов прокормил

Иллюстрация к повести о том, как один мужик двух генералов прокормил

Генералы поникли головами. Все, на что бы они ни обратили взоры, — все свидетельствовало об еде. Собственные их мысли злоумышляли против них, ибо как они ни старались отгонять представления о бифштексах, но представления эти пробивали себе путь насильственным образом.

И вдруг генерала, который был учителем каллиграфии, озарило вдохновение…

— А что, ваше превосходительство, — сказал он радостно, если бы нам найти мужика?

— То есть как же… мужика?

— Ну да, простого мужика… какие обыкновенно бывают мужики! Он бы нам сейчас и булок бы подал, и рябчиков бы наловил, и рыбы!

— Гм… мужика… но где же его взять, этого мужика, когда его нет?

— Как нет мужика — мужик везде есть, стоит только поискать его! Наверное, он где-нибудь спрятался, от работы отлынивает!

Мысль эта до того ободрила генералов, что они вскочили как встрепанные и пустились отыскивать мужика.

Долго они бродили по острову без всякого успеха, но, наконец, острый запах мякинного хлеба и кислой овчины навел их на след. Под деревом, брюхом кверху и подложив под голову кулак, спал громаднейший мужичина и самым нахальным образом уклонялся от работы. Негодованию генералов предела не было.

— Спишь, лежебок! — накинулись они на него, — небось и ухом не ведешь, что тут два генерала вторые сутки с голода умирают! сейчас марш работать!

Встал мужичина: видит, что генералы строгие. Хотел было дать от них стречка, но они так и закоченели, вцепившись в него.

И зачал он перед ними действовать.

Полез сперва-наперво на дерево и нарвал генералам по десятку самых спелых яблоков, а себе взял одно, кислое. Потом покопался в земле — и добыл оттуда картофелину; потом взял два куска дерева, потер их друг об дружку — и извлек огонь. Потом из собственных волос сделал силок и поймал рябчика. Наконец, развел огонь и напек столько разной провизии, что генералам пришло даже на мысль: «Не дать ли и тунеядцу частичку?»

Смотрели генералы на эти мужицкие старания, и сердца у них весело играли. Они уже забыли, что вчера чуть не умерли с голоду, а думали: «Вот как оно хорошо быть генералами нигде не пропадешь!»

— Довольны ли вы, господа генералы? — спрашивал между тем мужичина-лежебок.

— Довольны, любезный друг, видим твое усердие! — отвечали генералы.

— Не позволите ли теперь отдохнуть?

— Отдохни, дружок, только свей прежде веревочку.

Набрал сейчас мужичина дикой конопли, размочил в воде, поколотил, помял — и к вечеру веревка была готова. Этою веревкою генералы привязали мужичину к дереву, чтоб не убег.

Прошел день, прошел другой; мужичина до того изловчился, что стал даже в пригоршне суп варить. Сделались наши генералы веселые, рыхлые, еытые, белые. Стали говорить, что вот они здесь на всем готовом живут, а в Петербурге между тем пенсии ихние все накапливаются да накапливаются.

Иллюстрация к повести о том, как один мужик двух генералов прокормил

Иллюстрация к повести о том, как один мужик двух генералов прокормил

— А как вы думаете, ваше превосходительство, в самом ли деле было вавилонское столпотворение8, или это только так, одно иносказание? — говорит, бывало, один генерал другому, позавтракавши.

8 Вавило́нское столпотворе́ние — по библейской легенде, жители Древнего Вавилона пытались построить столб (башню) высотой до неба; в наказание за дерзкую попытку Бог «смешал» их языки, н строители перестали понимать друг друга.

— Думаю, ваше превосходительство, что было в самом деле, потому что иначе как же объяснить, что на свете существуют разные языки!

— Стало быть, и потоп был?

— И потоп был, потому что в противном случае как же было бы объяснить существование допотопных зверей? Тем более, что в «Московских ведомостях» повествуют…

— А не почитать ли нам «Московских ведомостей»? Сыщут нумер, усядутся под тенью, прочтут от доски до доски, как ели в Москве, ели в Туле. ели в Пензе, ели в Рязани — и ничего, не тошнит!

* * *

Долго ли, коротко ли, однако генералы соскучились. Чаще и чаще стали они припоминать об оставленных ими в Петербурге кухарках и втихомолку даже поплакивали.

— Что-то теперь делается в Подьяческой, ваше превосходительство? — спрашивает один генерал другого.

— И не говорите, ваше превосходительство! — все сердце изныло! отвечал другой генерал.

— Хорошо-то оно хорошо здесь — слова нет! а все, знаете, как-то неловко барашку без ярочки! да и мундира тоже жалко!

— Еще как жалко-то! Особливо, как четвертого класса, так на одно шитье посмотреть, голова закружится!9

9 Чины делились на четырнадцать классов. Высшим был первый класс. Чин четвертого класса в гражданской службе — действительный статский советник. Мундиры чиновников первых четырех классов были украшены золотым шитьем.

И начали они нудить мужика: представь да представь их в Подьяческую! И что ж! оказалось, что мужик знает даже Подьяческую, что он там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало!

— А ведь мы с Подьяческой генералы! — обрадовались генералы.

— А я, коли видели: висит человек снаружи дома, в ящике на веревке, и стену краской мажет, или по крыше словпо муха ходит — это он самый я и есть! — отвечал мужик.

И начал мужик на бобах разводить, как бы ему своих генералов порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и мужицким его трудом не гнушалися! И выстроил он корабль — не корабль, а такую посудину, чтоб можно было океан-море переплыть вплоть до самой Подьяческой.

— Ты смотри, однако, каналья, не утопи нас! — сказали генералы, увидев покачивавшуюся на волнах ладью.

— Будьте покойны, господа генералы, не впервой! — отвечал мужик и стал готовиться к отъезду.

Набрал мужик пуху лебяжьего мягкого и устлал им дно лодочки. Устлавши, уложил на дно генералов и, перекрестившись, поплыл. Сколько набрались страху генералы во время пути от бурь да от ветров разных, сколько они ругали мужичину за его тунеядство — этого ни пером описать, нив сказке сказать. А мужик все гребет да гребет, да кормит генералов селедками.

Вот, наконец, и Нева-матушка, вот и Екатерининский славный канал, вот и Большая Подьяческая! Всплеснули кухарки руками, увидевши, какие у них генералы стали сытые, белые да веселые! Напились генералы кофею, наелись сдобных булок и надели мундиры. Поехали они в казначейство и сколько тут денег загребли — того ни в сказке сказать, ни пером описать!

Однако и об мужике не забыли: выслали ему рюмку водки да пятак серебра: веселись, мужичина!

Ответы на вопросы и задания

1. Какие слова «Повести…» напоминают народные скалки и в то же время как переосмысливаются в ней? Например, где стоят и что значат в тексте слова «мед пиво пил, по усам текло, в рот не попало»? Подберите синонимы к словам «служили», «примите уверение», «упразднили». Подумайте, с какой целью эти слова используются писателем, что достигается благодаря введению их в текст сказки.

Как «живет» слово в щедринской сказке?

Сказочные выражения используются писателем исключительно интересно.
Например, «ни в сказке сказать, ни пером описать». Такое выражение в народных сказках используется при описании красивой девушки, например, а в сказке Салтыкова- Щедрина так:«… сколько тут денег загребли — того ни в сказке сказать, ни пером описать».
Такое несоответствие помогает писателю в создании сатирического эффекта. Слова «мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало» в сказках используется в конце, а у Салтыкова-Щедрина эти слова из косвенной речи мужика: «И что ж! оказалось, что мужик знает даже Подьяческую, что он там был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало».
Это подчеркивает и народность образа мужика и комичность ситуации одновременно.

«Служили» — работали, состояли на службе.
«Примите уверения» — поверьте.
«Упразднили» — закрыли.

Это слова делового стиля, они употребляются в сказке для того, чтобы с помощью приема несоответствия усилить ее сатирическое звучание.

2. Найдите в тексте слова «тунеядец», «тунеядство» и подумайте, какое значение имеют они в каждом случае. Что подчеркивается автором с помощью этих слов?

«Наконец, развел огонь и напек столько разной провизии, что генералам пришла даже мысль: «не дать ли тунеядцу- частичку?»
«…Как бы ему своих генералов порадовать за то, что они его, тунеядца, жаловали и мужицким его трудом не гнушалися!»
«Сколько набрались страху генералы во время пути от бурь да от ветров разных, сколько они ругали мужичину за тунеядство — этого ни пером описать, ни в сказке сказать».
Тунеядец — человек, который не работает, хотя может это делать.
В сказке передано полное искажение представлений о жизни: генералы сами тунеядцы, а считают таковым мужика. Самое печальное, что и он сам не осознает своей значимости в жизни (см. второй пример) и поэтому готов подчиниться генералам. Внутреннее рабство — вот что исследовал Салтыков-Щедрин в своих произведениях.

3. Как вы понимаете приведенные ниже отрывки и какой смысл вкладывается в них писателем:
«- А я, коли видели: висит человек снаружи дома в ящике на веревке, и стену краской мажет, или по крыше словно муха ходит — это он самый я и есть! — — отвечал мужик»;
«…Сколько они ругали мужичину за его тунеядство — этого ни пером описать, ни в сказке сказать. А мужик все гребет да гребет, да кормит генералов селедками».

В первом отрывке сказано, что мужик — маляр, работа его сопряжена с опасностью.
А во втором отрывке подчеркивается долготерпение и боязливость мужика, который по крышам высоких домов ходить не боится, а генералов опасается и все терпит от них.

1. Чем интересны диалоги генералов и как они их характеризуют? Как меняется отношение генералов к мужику?

Диалоги генералов в гиперболической (преувеличенной) форме показывают их полное невежество: они только сейчас открыли для себя, что пищу нужно готовить, а генералы думали, «что булки в том самом виде родятся, как их утром к кофею подают». Кроме невежества, генералы демонстрируют пустоту своей души, отсутствие целей в жизни: день их строился с утра до ожидания ужина. И всё.
Отношение к мужику у генералов меняется. Сначала они агрессивно «накинулись на него». Они в полной уверенности, что мужик не будет протестовать. Поражает их уверенность в том, что они правы: «Вот как хорошо быть генералами — нигде не пропадешь!» Впрочем, они позволяют мужику и отдохнуть, но при этом заставляют свить для себя же самого веревку, чтобы не убежал. Они тиранят мужика, а он соглашается с этим.
По пути в Петербург они опять его ругали, а благодарность за их спасенные жизни — рюмка водки да пятак серебром. Так автор показывает высшую форму неблагодарности, неспособность генералов оценить чужой труд, паразитическое отношение к жизни.

2. Чем отличается щедринский смех, направленный против генералов и мужика? Как автор относится к героям?

В сказке Салтыков-Щедрин высмеивает и генералов, и мужика.
Над генералами он смеется зло, саркастически. Он показывает в преувеличенном виде их полную неспособность к жизни, невежество, неумение трудиться, при этом агрессивное осознание своего права на блага жизни, уверенность в том, что кто-то должен их обслуживать только потому, что они генералы.
Мужик выглядит ребенком с неразвитым сознанием. Он позволяет закабалить себя, подчиняется требованиям генералов и даже рад им услужить. Эта покорность поражает автора, и он с горькой иронией повествует об этом. Это уже смех сквозь слезы.

3. Как писатель и художники-иллюстраторы, каждый своими средствами, высмеивают беспомощность и никчемность генералов? Какую роль играют гиперболы, гротеск?

Писатель высмеивает генералов при помощи определенных художественных средств:
— прием несоответствия (генералы должны быть умными, образованными, а в сказке они глупы и невежественны);
— гипербола (преувеличение глупости, никчемности генералов);
— гротеск (фантастическое озверение генералов).

Художники-иллюстраторы тоже пользуются своими средствами.
На иллюстрации М.Черемных изображены фигуры разного размера: мужик большой, а генералы маленькие, при этом они «нападают» на мужика, а он озадачен, даже испуган. Это смешно. Еще одежда генералов выглядит комически: ночная рубашка и форменная фуражка. Это тоже прием несоответствия.
На иллюстрации художника Н.Муратова ничтожество генералов показано еще ярче: две фигуры изображены на заднем плане, вокруг изобилие, а они обессилели от голода. Мужик же с усердием исполняет порученную ему работу. Он мог бы уйти, но в полусогнутом состоянии ловит дичь, старается, усердствует, не размышляя и не анализируя происходящего. Он крепок и силен, но выглядит смешным и жалким.

4. Прочитайте приведенное ниже высказывание Салтыкова Щедрин». Согласны ли вы с писателем?
«…Всякий честный человек, читая мои писания, непременно отождествляет мои чувства и мысли со своими. Это он так чувствует и мыслит, и мне только удалось сойтись с ним сердцами…»

Автор считает, что ему удалось «сойтись» с читателем «сердцем», то есть он уловил движение общественной мысли и изложил в художественной форме. Скорее всего, так и было: вопросы, поднятые Салтыковым-Щедриным, не могли не волновать читателей того времени, волнуют они и сегодня, потому что многие пороки общественной жизни сохранились.

6. Прочитайте самостоятельно еще одну сказку М. К. Салтыкова-Щедрина «Дикий помещик». Подумайте, к каким сказ» как можно ее отнести — юмористическим или сатирическим. Объясните название сказки и скажите, встречаются ли в ней такие литературные приемы, как гипербола или гротеск. Если да, то с какой целью вводит их автор? Приведите пример. Против каких пороков тогдашнего общества направлена сказка «Дикий помещик»?

Сказку «Дикий помещик» следует отнести к сатирическим сказкам. В ней в резкой форме высмеивается отношение власть предержащих к народу, глупость помещичьего сословия.
Название «Дикий помещик» можно объяснить так: герой на самом деле одичал без своих крестьян, кроме того, «дикими» являются его взгляды на жизнь, когда он полагает, что мужики мешают ему жить.
В сказке встречаются и гипербола, и гротеск. Гиперболизируется глупость помещика, отсутствие жизненных навыков. В гротескной форме показано, как он одичал: оброс шерстью, стал есть сырое мясо, подружился с медведем.
Оба приема используются автором для создания сатирического эффекта. Сказка направлена против общественного устройства того времени: класс помещиков паразитировал на мужиках, а мужики отличались завидной покорностью (их можно прогнать, а потом вернуть, отловив рой мужиков и водворить его на место).

 


Добавить комментарий

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>