http://npc-news.ru/

Понятия и критерии устойчивости

Проблема антропогенного эвтрофирования озер выдвинула на первый план необходимость формирования концепции устойчивости водных экосистем. В настоящее время значительное внимание в ли­тературе уделяется проблеме развития систем во времени, непрерыв­но подвергающихся воздействию возмущающих антропогенных фак­торов. Подобные исследования указывают на направленность измене­ний в системе, но никак не решают проблему устойчивости систем в целом.

На стыке традиционных направлений в физической географии в середине 60-х годов возникла и начала развиваться проблема ус­тойчивости геосистем со стремлением найти основы расчета предель­но допустимых нагрузок на природные комплексы. Вряд ли право­мочно отделять водные экосистемы от других природных систем, поэтому все те успешные разработки, выполненные в области физи­ческой географии, вполне уместно использовать и для озерных экосистем.

Сейчас можно назвать ряд работ, дающих определения устойчи­вости геосистем. Так, М. А. Глазовская (1983) рассматривает устойчи­вость как способность геосистем к сохранению нормального функ­ционирования путем самоочищения от продуктов техногенеза. Критериями для определения степени устойчивости геосистем к тех­ногенным нагрузкам являются время и скорость их возвращения в состояние, близкое к исходному (время релаксации).

Т. П. Куприяновой (1983) был сделан обзор представлений об устойчивости физико-географических систем. В общем виде понима­ние устойчивости можно сформулировать следующим образом это способность системы активно сохранять свою структуру и характер функционирования в пространстве и во времени при изменяющихся условиях среды. Говоря об устойчивости некоторой геосистемы, мы должны опираться на понимание законов ее развития во времени и пространстве.

Устойчивая система возвращается после возмущения в исходное состояние. Система теряет такую способность, т. е. теряет устойчи­вость, если она вынужденно или в ходе саморазвития проходит кри­тическую точку (Арманд, 1983).

Естественные факторы формирования и существования экоси­стем обычно колеблются в достаточно широких пределах. В отдель­ные экстремальные периоды изменения факторов могут выходить за эти пределы (стихийные возмущения). Тем не менее можно утверж­дать, что функционирование геосистем приспособлено к колебаниям факторов внешней среды. Изменение состояния системы само по себе не говорит об ее неустойчивости. Способность экосистемы сохранять свои характерные свойства обусловлена присутствием в экосистеме биотической составляющей, вступающей в сложные связи с абиоти­ческой частью системы, трансформируя ее и оказывая на нее влияние таким образом, чтобы компенсировать возможные возмущения и обеспечить сохранность биоценоза (Куприянова, 1983). При этом по­является возможность создания биотической среды более стабиль­ной, чем внешняя среда системы. Обратная связь организмов с этой средой становится сильнейшим регулятором экосистемы, снижаю­щим внешнее воздействие. Такая стабильность биотической среды обусловлена спецификой биологических и биохимических процес­сов. Для всех гидробионтов характерна приспособленность к измене­нию окружающей среды, основанная на изменении источников пита­ния. Многие виды на различных этапах онтогенеза удовлетворяют свои потребности пищей, получаемой с различных трофических уров­ней. Считается, что благодаря системному или экологическому ме­ханизму обороны частные (живые и неживые) компоненты объединя­ются в экосистему и дают новое качество в борьбе с воздействием.

В настоящее время стало общепринятым положение о том, что более сложные, более разнообразные экосистемы являются и более устойчивыми. Действительно, рассматривая озерную экосистему в целом, безусловно ее необходимо отнести к системам с сильным ти­пом взаимодействий, поскольку в основе ее лежат прежде всего тро­фические связи. Последовательность развития экосистем направлена на усложнение организации этой системы и усовершенствование ме­таболической эффективности (Одум, 1975). Эти цели достигаются в стабилизированной экосистеме, которая характеризуется максиму­мом симбиотических взаимодействий между организмами на едини­цу имеющегося энергетического потока. Таким экосистемам присущ экономический обмен веществ, многочисленные энергетические пу­ти, сложные пищевые переплетения симбиотических ниш, низкая энтропия. Все это обусловливает высокие защитные свойства эко­системы.


Комментарии закрыты.