http://npc-news.ru/

Способы измерения устойчивости

Однако, говоря об устойчивости систем с преобладанием силь­ных внутренних взаимодействий, нельзя отбрасывать тот факт, что в природе существуют устойчивые и жизнеспособные системы со сла­быми взаимодействиями (Арманд, 1983). Если допустить, что мы име­ем возможность в каждом случае измерить плотность связей каждой подсистемы со всеми остальными в каких-либо информационных единицах, то распределение биологических систем по оси плотности связи будет, скорее всего, иметь двухвершинную форму. Хотя автор этой схемы констатирует, что не следует преувеличивать симметрию сильных и слабых систем. Сильные системы легко и в широких преде­лах меняют состояния своих подсистем и характер их функциони­рования. Слабые системы реагируют на внешние перемены только структурными перестройками. Озерные экосистемы во всей иерархии своей организации также включают слабые подсистемы. К таким под­системам следует отнести биоценозы. Чем выше уровень рассмотре­ния экосистемы, тем сильнее системообразующие связи.

Прежде чем переходить к рассмотрению пределов устойчивости экосистемы, следует остановиться на тех показателях, которые могут характеризовать отклонения экосистемы от принятой нормы. А. П. Левич (1976) выделяет структурные изменения (выпадение или внедре­ние групп особей); организационные изменения (изменения наличия или интенсивности различных типов связей, например перераспре­деление интенсивности трофических связей при изменении числен­ности видов); функциональные изменения. Эти изменения могут су­ществовать независимо друг от друга, но, как правило, они взаимо­связаны. Структурные изменения затрагивают прежде всего системы со слабыми взаимодействиями. В водной экосистеме это биологичес­кое сообщество, популяция, виды. Организационные и функциональ­ные изменения присущи всей экосистеме.

Когда мы говорим об устойчивости экосистемы, то имеем в виду устойчивость к конкретным воздействиям, а не устойчивость вооб­ще. В зависимости от характера воздействия одна и та же система может быть устойчива, менее устойчива и неустойчива.

Остановимся на способах измерения устойчивости. Сразу надо отметить, что не существует общепринятых методов таких измере­ний. Проблема несколько упрощается, когда речь идет не обо всей экосистеме, а лишь о ее живой компоненте. Обычно исходят из того, что стабильность отдельных характеристик ведет соответственно к устойчивости иерархически более организованной и сложной сис­темы. Однако это не является бесспорным. .

В качестве меры устойчивости отдельных сообществ предлагают­ся следующие показатели. Может быть использовано отношение ми­нимальной за год биомассы сообществ к максимальной, которое характеризует изменчивость биомассы в течение года (Алимов, 1989), а также отношение дыхания сообщества к его биомассе и др. Около 30 лет назад Р. Макартур (Macarthur, 1955) и Р. Маргалеф (Margalef, 1958) предложили использовать индекс видового разнообразия как показатель устойчивости. Однако использование этого критерия устойчи­вости не совсем оправдано. Дело в том, что максимально возможно­му разнообразию соответствует структура сообщества, при которой все виды встречаются с одинаковой частотой. Отсюда следует, что наиболее устойчиво сообщество, в котором не существует иерархии видов по численности, так как все виды встречаются с одинаковой частотой. А это противоречит реально наблюдаемой картине. И толь­ко на ранних стадиях сукцессии при движении экосистемы к зрелос­ти действительно наблюдается увеличение разнообразия (Свирежев, 1983).


Комментарии закрыты.