http://npc-news.ru/

Сон и гормональные ритмы

Когда были разработаны чувствительные микрометоды оп­ределения гормонов, началось широкое изучение взаимосвязи между гормонами передней доли гипофиза и состоянием сна. Недавно были опубликованы подробные обзоры на эту тему. Особый интерес представляет ста­тья Ашоффа [4], в которой связаны между собой представле­ния о сне и бодрствовании, эндокринных ритмах и циркадиан­ных ритмах. В дальнейшем изложении ссылки на литературу не даются, так как все они есть в одном или нескольких из указанных обзоров.

Установлено, что циклы АКТГ-кортизола, гормона роста, пролактина и гонадотропинов тесно связаны с ритмом сна и бодрствования. Уровни АКТГ и кортизола, например, падают до минимума в первые часы ночного сна, а затем повышаются  До максимума к концу сна, когда наиболее выражены фазы БДГ. На этот общий профиль накладываются многочисленные пики, отражающие моменты выброса АКТГ. Однако, несмотря на такие соотношения во времени, тесной нейрофизиологической связи между АКТГ и ритмом сна—бодрствования, видимо, не существует.

У испытуемых, лишенных сна в течение одной или двух ночей, все же наблюдаются ночные эпизоды повышенной секреции АКТГ и кортизола, как и в нормальных условиях. Далее, инверсия ритма сна — бодрствования может приводить к расхождению эпизодов БДГ и ритма АКТГ на время от 1 до 2 недель, а после удлинения или сокращения периода ритма сна—бодрствования для соответствующей перестройки ритма АКТГ-кортизола требуется несколько дней. Десять суток 3-ча­сового (ультрадианного) ритма сна—бодрствования не наруша­ют ритм кортизола в плазме.

Обследование слепых показало, что восприятие световых циклов не обязательно для поддержания ритма АКТГ-кортизола. У таких испытуемых наблюдается циркадианный ритм эпи­зодических выбросов АКТГ, причем время пробуждения корре­лирует с ранним утренним подъемом уровня кортизола в плаз­ме. Устойчивая синхронизация циркадианного ритма АКТГ — кортизола относительно ритма сна—бодрствования показывает, что хотя для поддержания ритма АКТГ ритм сна не обязате­лен, все же его фаза в значительной степени определяется сном.

С другой стороны, было показано, что для достаточной се­креции гормона роста. (ГР) у нормального человека необходим сон. Секреция ГР происходит в первые часы ночного сна, ког­да в ЭЭГ преобладают медленные волны стадий 3 и 4; она обычно достигает максимума между 1 и 2 часами после засы­пания, а к 4-му часу возвращается к исходному уровню, кото­рый был перед сном. В остальное время суток уровень ГР в плазме обычно очень низок.

Секреция ГР повышается во время послеполуденных эпизо­дов сна, когда наиболее выражены стадии 3 и 4, но не меняет­ся во время утренних эпизодов, когда преобладает сон с БДГ. Если время засыпания отодвинуть на 12 ч, то задержится и выброс ГР — он произойдет лишь во время очередного длитель­ного сна. У младенцев1 до 3 месяцев и у глубоких стариков по­вышения уровня ГР, связанного со сном, не наблюдается, ви­димо из-за недостаточной длительности или отсутствия у них стадий 3 и 4.

Несмотря на эту тесную взаимосвязь, возможна диссоциа­ция медленного сна и секреции гормона роста. Лишение мед­ленного сна с помощью стимулов, которые мешают более глу­бокому сну, но не пробуждают испытуемых, приводило к «при­туплению» пика ГР. Однако флуразепам, сокращающий перио­ды медленного сна после нескольких дней введения, не влияет на выброс ГР. И наоборот, имипрамин, медроксипрогестеронацетат и свободные жирные кислоты ослабляют или устраняют, пик ГР, но не влияют на медленно-волновой сон.

Секреция пролактина тоже происходит эпизодически и сле­дует циркадианному ритму — повышается на протяжении ночи и достигает пика в последние 1—2 часа нормального периода сна. После пробуждения происходит резкое падение концентра­ции гормона, и спустя 3—5 ч достигается минимум. Более позднее засыпание или раннее пробуждение тотчас же приводит к соответствующему сдвигу пика пролактина, а эпизоды днев­ного сна усиливают его секрецию. Частичная или полная ин­версия ритма сна и бодрствования вызывает немедленное сме­щение эпизодов секреции пролактина в соответствии с новым режимом сна. Таким образом, как и в случае гормона роста, ночной подъем секреции пролактина, видимо, прямо зависит от сна.


Комментарии закрыты.