http://npc-news.ru/

Другой случай

Это произошло в пионерском лагере, расположенном на берегу реки в пригороде Ленинграда, Ученик восьмого класса Ю., 14 лет, был оставлен дежурным по палате до возвращения его товарищей, ушедших в однодневный поход. Лагерь опустел, только в тени здания, в котором была расположена столовая, высунув язык и часто дыша, лежала рыжая разомлевшая от жары собака.

Ю. сидел в своей палате и одиноко смотрел в окно. Там, за окном, в пятидесяти метрах за дощатым забором по пыльной дороге изредка проезжала какая-нибудь повозка с полусонным извозчиком. Когда повозка заваливалась в очередную дорожную выбоину, молочные бидоны съезжали к какому-либо борту и глухо стучали друг о друга.

Проезжали и телеги с продуктами в мешках и ящиках. «Это наверно в соседний лагерь», — подумал Ю, Молоко и другие продукты возили из соседнего колхоза для всей цепочки лагерей, которые вплотную друг к другу разместились вдоль берега неглубокой речки. Провожая взглядом лениво проезжающие повозки и медленно бредущих пешеходов, Ю. неожиданно для себя почувствовал в одном из них странную двойственность. Это был мужчина средних лет и в то же время — козел. Нет, у него не было рогов на голове, и ноги его были обуты в пыльные сапоги, но это был козел. Все в нем внутри было козлиное, наверно по характеру. Отстав от него метров на десять, пыля босыми ногами, шла сравнительно молодая женщина. Она тоже была необычна. Она была испуганным зайцем. Восприятие было настолько ясным, что даже было «видно», как этот заяц испуганно прижал уши, дорога полностью опустела, и Ю., отвернувшись от окна, сел на рядом стоявший стул и собрался было открыть книгу, как заметил что палата странно изменилась.

Все оставалось на своем месте — и застеленныe кровати, и письменный стол, и широкий шкаф одежды. Но в то же время все было другим. Он чувствовал, что все предметы, находящиеся в палате, знают, что он здесь, и чего-то ждут от него. Пытаясь понять, что же происходит Ю. вдруг осознал, все находящееся в палате ждет от него, чтобы он пользовался ими. Кровать хотела, чтобы он лежал на а стол — чтобы он за ним работал. Все было сознательным и требовало, чтобы его использовали.

Так открыв книги, Ю. медленно вышел в коридор, по пути мимо кроватей и стола он продолжал чувствовать, что внимание всех предметов было настроено на него. В то же время он умом понимал, го все, что было в этой палате, в действительности него ничего не требует. Это скорее не ожидание, чтобы их использовали, а потребность быть использованными по назначению. И первый, и второй случай, описанные здесь,  завершились нормализацией восприятия, никакого врачебного вмешательства не потребовалось.


Комментарии закрыты.