http://npc-news.ru/

Поиск людей имеющих поразительные спо­собности

Я в то время ничего не знала о СЧВ, и текучка проглатывала все свободное время. Будучи очень ортодоксальным научным работником, я несколько высокомерно относилась к этим фактам.

Вспомнив об этом в Нью-Йорке, я выяснила, что профессор Эйткен, вопреки моим ожиданиям, нахо­дится в больнице, очень слаб, болен и не способен принимать участие в моих экспериментах.

Когда я посетила больницу, он вспомнил меня, но был не в состоянии отвечать на мои вопросы.

Я начала осторожно расспрашивать друзей и ис­кать надежных помощников. Та подруга, которая дала книгу об Эдгаре Кэйсе, познакомила меня с человеком, способным провести сквозь «бахрому» псевдопсихов внешнего слоя. Это была Кэй.

Кэй заверила, что существуют люди, действи­тельно имеющие поразительные и надежные спо­собности, далеко выходящие за нормальные чувст­венные восприятия. В конечном счете Кэй оказалась одной из них. Постепенно она познакомила меня и с другими.

Кэй была опытным медицинским техником, ру­ководила исследованиями в одной организации, и это была ответственная работа. У нее было чувство юмора и широкий круг друзей. Кэй предложила мне встретится с большим числом людей каждого типа дарования и просто шарлатанами. Тем самым я мог­ла бы судить, кто действительно подходит для эк­спериментальной работы, а кто нет.

В течение месяцев, которые последовали за этим, я встретила людей всех типов, причем некоторых из них я имела основания назвать «бахромой сума­сшедших». Была также обширная группа слабоода­ренных, которые демонстрировали «чтения». Были и более одаренные, но тем не менее склонные по той или иной причине давать своим клиентам или по­клонникам информацию, в которой те нуждались.

Кэй настаивала на том, что я должна хорошо практически познакомиться с этой стороной дела, прежде чем смогу полностью оценить лиц с выдаю­щимися и достойными доверия дарованиями, мно­гие из которых тщательно скрывали эти способно­сти.

Во время этой ранней фазы работы, когда мы делали «обходы», Кэй продолжала занимать меня своими остроумными и забавными замечаниями от­носительно собственных дарований и способностей многих самых разных людей, которых мы встреча­ли. Я стала понимать через некоторое время, что, несмотря на все ее шутки, она с глубоким уважением относилась и к истинной способности, и к СЧВ. Я должна была завоевать ее доверие, прежде чем мог­ла заставить Кэй обсуждать серьезно ее возможно­сти и способности с сомневающимся врачом и пси­хиатром. Позднее Кэй со всей искренностью прини­мала участие в моих исследованиях.

Ники, подруга, которая пошатнула мою традици­онную медицинскую и психиатрическую карьеру, дав книгу о Кэйсе, наблюдала исследования и мое отношение к ним в течение короткого времени, за­тем, наконец, стала со мной сотрудничать. Выясни­лось, что и Ники также имела исключительные да­рования, которые проявляла, очевидно, с детства. Она является президентом корпорации, имеет не­сколько научных степеней, включая степень докто­ра философии. К счастью, Ники родилась со спокой­ным уравновешенным характером и внутренним до­верием. Она ничего не говорит о своих способно­стях, но пытается применять их разумно. Позже Ники также стала одним из моих исследуемых су­бъектов.


Комментарии закрыты.