http://npc-news.ru/

Метод случай­ного отбора

Через несколько дней мы наудачу выбрали дру­гого пациента в приемной эндокринной клиники. Он, как потом я выяснила, имел болезнь Грэвса. Диана описала вихрь энергии у горла как слишком активный. По всему этому вихрю она видела крас­ный свет с тускло-серым оттенком. Все это говорило о слабой нарушенной функции щитовидной железы, насколько она понимала. Диана также описала не­правильный ритм потока энергии.

Когда она посмотрела на саму щитовидную железу, то увидела ее губчатой и мягкой. Она не выгля­дела нормальной или здоровой, и была шире, чем должна была быть. Правая сторона щитовидной же­лезы не так хорошо функционировала, как левая. Околощитовидные железы казались нормальными.

Диана сказала, что пациент имел склонность к голо­вокружению в периоды сильного истощения.

Медицинский диагноз, как я уже сказала, показал болезнь Грэвса с расширенной щитовидной желе­зой, причем правая доля была шире. Пациент стра­дал от учащенного пульса, слабости, истощения и нервных депрессий. Медицинский диагноз был бо­лее полным, но в итоге таков. Наблюдения Дианы очень точно соответствовали тому, к чему пришли врачи после многих недель наблюдений и исследо­ваний.

День за днем мы с Дианой, следуя методу случай­ного отбора, ничего не зная о медицинском прошлом пациента, продолжали работать. Мы спокойно сиде­ли в приемной Эндокринной клиники, Диана делала наблюдения, я записывала показания. Время от вре­мени я задавала вопросы, чтобы что-то выяснить или сделать более полное описание. Моя картотека росла по объему, и я продолжала изумляться точно­сти наблюдений Дианы.

Однажды после полудня я указала на пациента в кресле N 5, и Диана начала описывать ненормальное состояние его гипофиза. Она нашла вихрь энергии в непосредственной близости от гипофиза медленным по движению, вслед за этим происходили взрывы сверхактивности, краткие по продолжительности. Вихрь энергии был серого цвета с оранжевыми пят­нами и вспышками, что, как утверждала Диана, бы­ло крайне ненормальным. Она посмотрела на сам гипофиз и сделала очень подробное описание. «По­ловина его выглядит ярким, а половина тусклым. Часть выглядит мертвой и вообще едва функциони­рует, а часть функционирует слишком быстро. Ка­жется, что там происходит спазматическая сверх­стимуляция. Железа может расти, но энергетиче­ская ткань, которую я вижу в вихре, говорит мне, что это не так. Спазматическая сверхстимуляция кажется причиной большого роста. Надпочечники поражены действием гипофиза».

Глядя на физическое состояние пациента, Диа­на сказала, что у него диабет, но была этим смуще­на, так как настаивала, что не было ничего ненор­мального в поджелудочной железе. Вместе со мной она наблюдала много случаев диабета и всегда за­мечала, что при этом затронута поджелудочная железа.

Медицинский диагноз свидетельствовал, что у больного акромегалия — заболевание гипофиза, при котором наблюдается увеличение кистей и ступ­ней. Пациент получил 30 сеансов лечения рентгеном в области гипофиза. У него был медовый диабет, который сочетался скорее с заболеваниями гипофи­за, а не поджелудочной железы.

На следующий день мы решили, что когда придем в клинику, то возьмем для эксперимента того, кто сидит на третьем от двери стуле. Это была женщина. Оказалось, что у нее акромегалия. Диана описала энергетический вихрь в гипофизе, как серый с крас­ными и оранжевыми пятнами. Ритм был медленным и быстрым с неправильными рывками.

Сам гипофиз показывал состояние, аналогичное состоянию у пациента предыдущего дня. Функцию щитовидной железы Диана описала как нормаль­ную, а околощитовидные железы как слабо-функционирующие. Яичники и матка отсутствовали, и Ди­ана сказала, что у пациентки диабет. Медицинский диагноз показал, что она страдала от акромегалии с сопровождающими симптомами. У нее была гастероктомия, причем матка и яичники были удалены. Также у пациентки был медовый диабет. Она приня­ла 30 сеансов лечения гипофиза рентгеном.


Комментарии закрыты.