http://npc-news.ru/

Публичные сеансы

Исследования в новой и неизученной области представляют много трудностей. Нужно разработать методы работы, они должны быть испробованы и испытаны, а многие — отброшены. Возможно, неко­торые процедуры окажутся плодотворными, но всег­да найдутся новые, которые будут открыты и новые подходы, которые надо испытывать. Исследования СЧВ в значительной степени зависят от человека.

Лучшие мои исследования были проведены с сенситивами, которые не выступали публично. Я на­шла, что те сенситивы, которые привыкли иметь дело с публикой для заработка, слишком часто го­ворят клиенту то, что тот хочет слышать. Даже если они могут честно и разумно использовать свои даро­вания, то все равно подвергаются соблазну идти навстречу капризам публики. Однако и эта группа оказалась для меня ценной, когда надо было разра­ботать методы и приемы исследования. Наблюдения за их поведением во время публичных выступлений, подсказали некоторые из будущих исследователь­ских процедур. Кое-кто из сенситивов оказался не­плохим субъектом для исследовательской работы.

Сначала я ходила на публичные выступления, чтобы наблюдать сенситивов и изучить методы их работы. Они дали мне возможность понять, как наи­лучшим образом работать с сенситивами, когда я начну эксперименты для обнаружения или проверки их дарования. Я убедилась, что сенситивы, выступа­ющие перед публикой, встречаются со значитель­ным скептицизмом. Это понятно. Грубость и антипа­тия многих людей конечно не способствует откры­тию подлинных талантов. Я поняла, что сенситивы, с которыми я работала, должны были встретить с моей стороны такое же уважение и любезность, ка­кие я испытывала по отношению к любому другому человеку, принимавшему участие в исследовании.

Публичные сеансы,которые я посещала, дали мне не только возможность увидеть сенситивов и их ра­боту, но и аудиторию. Я разговаривала с теми, кто присутствовал на сеансах. Люди, которые приходи­ли туда, имели определенный опыт, который можно было обозначить как СЧВ. Многие из них сами об­ладали СЧВ. Иногда я находила и таких, кто был в большей степени одарен, чем сенситив, выступаю­щий на эстраде.

Те, кто имеет высший тип способностей, обычно весьма скрытны и мало говорят. Во время трехднев­ного семинара, который проходил в городке Кали­форнийского университета в 1965 г., я старалась поговорить с возможно большим числом присутст­вующих.

Они оказались высоко интеллектуальными людь­ми, многие занимали ответственные посты в деловой сфере и в своих профессиональных областях. Я при­шла к заключению, что средний уровень интеллек­туальных качеств аудитории был чрезвычайно вы­сок. Тот факт, что семинар проводился университет­ской группой, способствовал тому, что люди высо­кого интеллектуального ранга чувствовали себя вправе на нем присутствовать. В этой группе я нашла несколько одаренных людей, которые могли быть интересными субъектами для будущих исследова­ний.

Сенситив — одаренная личность, которая заслу­живает любезного и разумного обращения во время эксперимента. Сенситив, на которого смотрят с по­дозрением, презрением, к которому относятся со скептицизмом, вероятно, не может хорошо работать. Сенситивы, которых я выбрала для моих экспери­ментов, были людьми честными и интеллигентными, с установившимся положением и хорошей репута­цией в сфере своей деятельности. Большей частью они бесплатно отдавали свое время интересам науки. Это было возможно еще и потому, что они имели хороший заработок на своей основной работе.


Комментарии закрыты.