http://npc-news.ru/

Замечательный диагност

Когда я завоевала доверие нескольких врачей, они захотели познакомить меня с другими, тоже имевшими способность к СЧВ. Так я стала искать встречи со своим коллегой, живущим в другом горо­де. Он имел весьма высокую репутацию диагноста.

Это был д-р Дан. Рекомендовал мне его один друг. Сообщив д-ру Дану об исследовании, он по­просил о встречи. Мой друг вынужден был обра­щаться к нему с просьбой несколько раз. Я начала подозревать, что д-р Дан предпочитал не говорить о СЧВ. Наконец, когда я приехала в город, где он практиковал, то решила зайти в кабинет и предста­виться пациенткой. Он мог отказаться встретиться с коллегой-врачом и по другим причинам. Я пришла к нему поздно, когда другие пациенты уже ушли, и решила сразу поразить его, а возможно, и вовлечь в какую-либо дискуссию. Секретарь сообщил д-ру Дану о моем прибытии. Когда он подошел к двери кабинета, я, смеясь, сказала: «Д-р Дан, я думаю, вы можете поставить мне диагноз прямо оттуда, где стоите. Я убеждена, что вы не часто встречаете па­циента, который просит о диагнозе посредством яс­новидения.» Он ответил: «Хорошо, оставайтесь на том месте. Ничего не говорите.» Сел от меня при­мерно на расстоянии 15 футов и быстро нарисовал картину заболевания, требующего хирургического вмешательства. Я и сама ставила этот диагноз, под­твердил его и мой хирург. Все было верно в малей­ших деталях.

После небольшого разговора д-р Дан согласился уделить мне время, чтобы поговорить о СЧВ, при строгом обещании, что я не разглашу его имени. Только при таком условии он согласился рассказы­вать о своих способностях. Как выяснилось, д-р Дан был рад возможности обсудить СЧВ с коллегой. Он сказал, что диагностировал пациента, видя его сило­вое поле, но был достаточно осторожен, чтобы не проговориться об этом больному, и всегда проверял диагноз посредством общепринятых процедур об­следования и лабораторных данных. Д-р Дан был действительно замечательным диагностом. Вдоба­вок он обладал некоторым типом магнетического лечения. Оно давало удивительные результаты в работе с детьми, страдающими детским параличом.

Д-р Дан сначала колебался, объяснять ли подроб­ности действия его СЧВ, но когда понял, что я не была критически настроена, а интересовалась фак­тами, то решил быть весьма откровенным. Доктор видел энергетическое поле, которое проникало во все тело и выходило из него на несколько дюймов. То, что он видел внутри поля, сообщало о состоянии и функционировании физического тела. Д-р Дан сначала смотрел на энергетическое поле, а затем на физическое тело. В физическом теле он видел, где нервные токи блокированы или двигаются нездоро­вым образом. В таких случаях доктор часто приме­нял целительную магнетическую энергию и наблю­дал действие, которое производит оно на нервные токи.

На уровне эндокринной системы д-р Дан видел движущиеся вихри энергии, ассоциирующиеся с оп­ределенной железой. Он искал расстройства функ­ционирования или патологические состояния, зави­сящие от расстройства, в вихре энергии. Он мог также видеть действия лекарств на пациента, наблю­дая энергетическое поле или вихри энергии, связан­ные с эндокринными железами. Д-р Дан мог очень быстро назначать лечение согласно тому, что он видел. Он сказал, что часто видит в энергетическом поле зарождающиеся изменения, которые еще не проявились в физическом состоянии, поэтому мог предсказать, как и когда проявится заболевание в физическом теле, начав проявляться в теле энерге­тическом. Я снова и снова расспрашивала д-ра Дана о том, что он видел. Я просила его описать подробнее соотношение некоторых типов расстройств в энер­гетическом теле со специфическими физическими состояниями. Доктор некоторое время описывал специфические расстройства в энергетическом узо­ре вместе с точными физическими соотношениями, сопровождающими их. Позже мы с Дианой смогли найти ряд врачей, которые описывали тот или иной тип явлений, не имея никаких сведений о том, что существовали другие люди, видевшие в точности то же самое. Эта область столь мало исследована, что у нас нет слов, чтобы описать все. Я думаю, что и сам д-р Дан чувствовал нехватку слов для передачи того, что видел.

Мне было интересно знать, как он обнаружил свои удивительные способности. Очевидно, это бы­ло постепенное осознание дарования, следовавшего большей частью по тем же схемам и путям, которые проходили и мы, учась пользоваться нашими пятью чувствами. Когда д-р Дан стал больше осознавать свои склонности к СЧВ, то понял, что люди вокруг него лишены таких способностей. А когда он стал врачом, то решил, что было бы крайне неразумно широко обсуждать что-либо, находящееся вне нор­мального подхода врача к медицине. Он предпочи­тал пользоваться в определении диагноза и лечении обычными процедурами, чувствуя, что это мудро и справедливо. Доктор был доволен, когда его дарова­ния помогали пациентам. Их польза вот что было для него главным. Таким образом, д-р Дан мог ра­ботать в рамках общепринятых медицинских мето­дов. Мои поиски коллег со способностями к СЧВ привели меня и к д-ру Норрису из Калифорнии. Он имел всемирную известность и насчитывал много знаменитостей среди своих пациентов. Понадоби­лось время, чтобы заставить его говорить о своих способностях.


Комментарии закрыты.