http://npc-news.ru/

Психические явления и СЧВ

Становится все более и более очевидным, что имеется целый спектр особенностей СЧВ. Предва­рительное обозначение и оценка этих способно­стей могут помочь провести четкую границу между психическими явлениями и СЧВ. Я полагаю, это принесло бы пользу обеим областям исследования. В качестве рабочего определения и предваритель­ного условия для дальнейшего исследования я бы сказала, что способностями к СЧВ являются те специальные способности, которые индивидуум может применять, направлять и сознательно про­изводить с ними опыты, используя свою инициа­тиву и свободную волю. Он не находится под вли­янием какого-нибудь внешнего разума, о котором сознательно не знает. Гипнотизм я бы определила как принадлежащий больше к области психиче­ских явлений. Состояние транса подходит под ту же самую категорию. Индивидуум не может вспомнить в бодрствующем состоянии то, что слу­чилось.

Из современной психологии мы знакомы с таки­ми терминами, как «несознательный ум», «подсоз­нательный ум», «сознательный ум». Мы были склон­ны приписать многие вещи, которые не могли объ­яснить, несознательному или подсознательному уму. Однажды я спросила себя: «Существует ли сверхсознательное состояние?» Если это так, то имеют ли некоторые люди, подобно профессору Эйткену в Эдинбургском университете, доступ к сверхсознательному уму? Математические способ­ности Эйткена, конечно, нельзя было приписать его подсознанию. Его мгновенная настройка на обшир­ные области человеческого знания является фено­меном, который не подходит под обычные психоло­гические категории.

Ряд сенситивов, которых я исследовала, иногда также показывали психические дарования. Я была заинтересована в исследовании и наблюдении и та­ких людей. Там, где смешивается два типа способ­ностей, сам сенситив затрудняется объяснить, как были сделаны его наблюдения. Экспериментальная работа, описанная в этой книге, была проведена поч­ти полностью с индивидуумами, которые показыва­ли четкое СЧВ и не обладали психическими способ­ностями.

Эдгар Кэйс представляет собой случай, который трудно отнести к какой-либо категории. Он кажется уникальным среди тех, кто имеет способности к СЧВ. Он видел энергетические поля вокруг людей, оставаясь в абсолютно бодрствующем состоянии. Часто он демонстрировал способности к телепатии, мог настраиваться на настроения и эмоциональные состояния людей вокруг него, сознательно и пред­намеренно мог погружать себя в сонное состояние, в котором видел на расстоянии, ясно и точно, и ставил диагнозы физических заболеваний у людей, находящихся за сотни миль. Это состояние было обычным типом психического транса. Однако оно не подходит под обычную схему СЧВ.

Позднее, когда мы лучше познакомимся с этим феноменом СЧВ, сможем поставить новые вехи в измерении ума. В настоящее время выделяются не­которые типы способностей, которые можно пред­варительно определить и описать. Одни показывают один тип СЧВ, другие — несколько типов. Почему это так, до сих пор не ясно.

Ясновидение

При обсуждении различных типов таких способ­ностей ясновидение представляется наиболее рас­пространенным. Этот термин различным способом применялся и употреблялся, и с ним имеется поря­дочно путаницы. Буквально слово означает «ясное зрение». Его можно, по-видимому, наилучшим об­разом определить как способность постоянно видеть явление, находящееся за пределами нормального физического зрения. Оно отлично от галлюцина­ций, которые часто бессвязны, нелогичны и видны только одному индивидууму. Несколько различных ясновидцев могут связно описать одни и те же на­блюдения в одной логической и культурной схеме.

Существует много различных степеней и типов ясновидения. Ясновидящий может видеть сквозь не­прозрачные предметы, такие, как человеческое те­ло, описать состояние его внутренних органов; не­которые из ясновидящих могут видеть происшед­шие события. Это могут быть исторические события, случаи из жизни какого-либо человека.

Если человек может видеть будущее, то яснови­дение сливается с предвидением. Иногда предвиде­ние является просто мгновенным ясным знанием, а не действительным видением событий. Предсказа­тельница судьбы, которая говорит вам о вашем про­шлом и о вашем будущем, может быть ясновидящей и предвидящей или же может читать в вашем уме. Если она читает и ваши мысли, то можно предполо­жить телепатическую связь, существующую между вами и предсказателем вашей судьбы.

Человек, способный к ясновидению, может иметь его только в одной области наблюдений.  Сенситивы Рейхенбаха могли видеть магнитное поле магнитов, а некоторые из них видели силовое поле вокруг кристаллов. Некоторые видели эманации из кончи­ков пальцев людей. Согласно моим опытам, многие ясновидящие могут видеть больше, чем они созна­ют. Возможно, что ясновидение в одной области может распространяться на другие области. Боббит, который был очень заинтересован явлениями СЧВ, развил способность к ясновидению в последний пе­риод своей жизни. Была ли эта способность скрытой и какой род усилий или тренировок заставили уче­ного осознать ее, остается вопросом без ответа.

Некоторые из ясновидящих, которых я исследо­вала, могли видеть органы физического тела точно так же, как энергетические узоры, подробно описан­ные некоторыми из моих лучших субъектов. Многие сенситивы видят энергетическое поле вокруг чело­века, но не могут видеть силовые вихри. Те немно­гие, кто может видеть силовые вихри, находятся, по-видимому, на более высоких частотах. Они, как правило, видят и окружающее людей силовое поле. Одна из поразительных способностей к ясновиде­нию этого типа есть и у человека, который может автоматически увеличивать то, что он видит. В та­ком случае он смотрит на орган человека так, как если бы он был видим при нормальном зрении. Если ему нужно, то он может увеличить орган в 10 или в 20 раз и рассмотреть его мелкие детали. Я работала с женщиной, которая могла это делать. То же она могла делать с предметом, помещенным на некото­ром расстоянии от нее, описывая его мелкие детали, невидимые невооруженным глазом.

Лица с наиболее выраженным дарованием к ясно­видению контролируют эту способность и могут ее по своей воле включать и выключать. Все эти люди, почти без исключения, воздерживаются от упоми­нания об своей способности. Они предпочитают употреблять ее тогда, когда она наиболее полезна, в других же случаях выключают. Говорят, что легче пользоваться большую часть времени обычными способностями. В таком случае нет нужды себя кон­тролировать и различать, что можно знать при нор­мальном ходе событий, а что нельзя.

Я вспоминаю один случай. Мы с Дианой шли по улице, я указала на женщину, стоящую на автобус­ной остановке, и спросила Диану, может ли она видеть энергетическое поле вокруг этой женщины. Диана ответила: «Я могла бы, если бы постаралась. Мне было бы скучно делать это с каждым, кого я встречаю. Вы врач. Смотрите ли вы на каждого на улице, чтобы определить, чем он болеет? Я смотрю на людей как ясновидящая, если для этого есть до­статочные основания».

Мы обе согласились, что при наблюдении обыч­ных жизненных ситуаций только иногда бывает вы­дающийся случай, привлекающий наше профессио­нальное внимание. Обычно же мы не наблюдаем людей профессионально, кроме тех случаев, когда обстоятельства побуждают к этому.


Комментарии закрыты.