http://npc-news.ru/

Элизабет

Секретарь записал рассказ о том, что она видела: «Передо мной и слева от меня видимость полностью закрыта и я пыталась в течение некоторого времени выяснить причину этого. По-видимому, это боль­шая гора, такая высокая, что я должна поднять квер­ху голову, чтобы увидеть ее вершину. Гора выглядит вулканом. Дым, камни, пепел и пыль — все это выходит из нее плотной массой. Это выбрасывается с такой силой на огромное расстояние, что образу­ется перпендикулярный столб, напоминающий вы­сокую каменную трубу, и затем извержение распа­дается во все стороны. Извергнутое количество ве­щества огромно. Оно не походит на лаву, а распро­страняется подобно огромному черному облаку, ко­торое катится и покрывает страну подобно наводне­нию. Я едва могу поверить, что то, что я вижу, — правда. Это выглядит так, как если бы кто-то наме­ревался похоронить все вокруг себя. Вот оно идет — льется, распространяется, пенится, катится по скло­ну горы большими черными волнами. Оно извива­ется в течение долгого времени. Это ощущение по­давляет».

Элизабет продолжала описывать в городе дикий и хаотический ужас людей, которые были затоплены волнами черного вещества, изверженного из горы. Муж дал ей другой маленький образец из другого места, спросив, не могла ли она получить информа­цию о том, что было до извержения. Элизабет опи­сывала толпы на улицах, дома и места увеселения.

Вот цитата из ее рассказа: «Мое внимание снова направлено на извержение. Первая вещь, которую я замечаю, это глухой звук из горы, затем грохот. Иногда что-то типа резкого шипящего шума».

Она описывает амфитеатр, в котором люди смот­рят на женщину, исполняющую трудные упражне­ния на спине лошади. Муле спросил Элизабет: «Были ли люди в амфитеатре, когда началось извержение?»

Она ответила: «Я думаю, что были. Люди, толпив­шиеся у выходов, слышали крики на улице, затем известие, по-видимому, начало распространяться по всему городу. Глаза всех были обращены к горе. Большинство пришло в движение перед тем, как наступило наихудшее. Наступил пурпурный сум­рак. Что за сцена для художника! Теперь я наверху, откуда могу видеть все яснее. Люди повсюду в горо­де бегут в разных направлениях. Они несут беспо­мощных стариков, слабых и больных, а сильные идут сами. Кое-кого с повозками впереди толпы я уже видела раньше. Они поспешают как можно бы­стрее, чтобы, по-видимому, не возвращаться. Я ви­жу несколько покрытых повозок среди них, но они странно выглядят».


Комментарии закрыты.