http://npc-news.ru/

Вызов медицинским и научным взглядам

Согласно книге, Кэйс имел и другие, очень удиви­тельные качества, которые проявлялись в бодрству­ющем состоянии, включая способность видеть сило­вые поля вокруг людей и животных.

Книга была вызовом всем моим медицинским и научным взглядам. Я знала так много о мозге и нервной системе. Я была знакома с симптомами по­вреждений мозга и эпилептических приступов. Гал­люцинации и иллюзии психически больного не мог­ли объяснить феномена Кэйса. Эдгар Кэйс расшаты­вал мои теории относительно природы человеческо­го ума. Все знания, которые я приобрела за годы учения, исследований и практики, не объясняли это­го явления. Я столкнулась с проблемой: либо повер­нуться спиной к несогласующимся фактам, либо принять вызов, поверив, что существовали люди, наделенные удивительными способностями, кото­рые наука не могла объяснить.

Книга была брешью в запруде моих научных взглядов. Тогда же я обратилась к предложенному фрагменту из «Республики» Платона. Это было дру­гим мощным взрывом. Может быть, я была одной из тех, кто находился в пещере Платона, и, прикован­ная к одной точке зрения, предполагала, что знаю все ответы. Эта аллегория достойна того, чтобы ее процитировать: «Позволь мне показать в аллегории, насколько наша природа освещена или не освещена. Представь себе людей, живущих в подземной пеще­ре, вход в которую обращен к свету, он проникает во всю пещеру. Люди здесь с детства. Их ноги и шеи скованы так, что они не могут двигаться, а могут видеть только стену пещеры перед собой, причем цепи мешают им повернуть головы. Наверху и по­зади на большом расстоянии от них светит солнце, а между солнцем и пленниками пролегает дорога и низкая стена, построенная вдоль этой дороги. И вы видите людей, проходящих по этой дороге, несущих всякого рода сосуды и статуи, и фигуры животных, сделанные из дерева, камня и различных материа­лов. Некоторые из людей говорят, другие молчат».

«Ты показал мне странную картину, они являют­ся странными пленниками», — отвечал Главкон.

«Подобно нам, эти люди видят только свои собст­венные тени или тени, которые солнце отбрасывает на противоположную стену пещеры. Если бы они могли говорить друг с другом, то не предположили бы они, что видят как реальность то, что находится перед ними? Предположите далее, что тюрьма име­ла эхо, приходящее с другой стороны. Не были бы они уверены, что когда один из прохожих говорил, голос, который был слышен, исходил от проходящей тени?»

«Для них истина была буквально ничем иным, как тенями изображений».

«Сначала, когда кто-либо из пленников был бы освобожден и внезапно встал, повернулся, должен был бы смотреть и идти по направлению к свету, то он испытал бы острую боль и не был бы в состоянии видеть реальность, тень которой видел прежде.


Комментарии закрыты.