http://npc-news.ru/

Вампиризм в действии

Ее глаза устремлялись на одного человека, затем на другого, постепенно она становилась дея­тельной и оживленной, на ее щеках появлялся ру­мянец. Казалось, Кэрри превращается из скучной, надломленной женщины в привлекательную и пол­ную жизни. Она могла оставаться часами в кресле, не делая никаких усилий для беседы или личного контакта с гостями. В конце же вечера, когда Кэрри готова была уйти, то оказывалась полной жизни и блеска. Она всегда с большим энтузиазмом говорила хозяйке дома, какой чудесный вечер провела. Не­смотря на это, некоторые вычеркивали Кэрри из списка своих гостей, потому что, как они говорили, она не делала никаких усилий, чтобы поддержать разговор или другим способом содействовать успеху вечера.

Я вспомнила одну из своих пациенток, которая была жертвой «вампира». Лоррен была весьма жиз­нерадостной молодой женщиной, более чем жизне­способной. Через несколько лет она начала страдать странным типом истощения, но ни я, ни мои коллеги не могли поставить диагноз. Периодически, через одно и то же число месяцев она доходила до того, что лечащий врач помещал ее для обследования в боль­ницу. В течение недели она поразительно быстро поправлялась, а через четыре или шесть месяцев снова заболевала и оказывалась там же. Психиатры ничего не обнаруживали.

Наконец я решила понаблюдать за Лоррен дома и приняла приглашение провести у нее выходные дни. В конце моего пребывания я уже имела пред­ставление о том, что происходило, а позже наблю­дение одного из сенситивов подтвердило мое пред­положение. В сущности, я и сама была истощена под конец этого визита. Близкая родственница, которая настаивала на том, чтобы быть ближе к Лоррен, была «вампиром».

Эта родственница казалась самой любезной, по­стоянно говорила, насколько лучше она себя чувст­вует возле Лоррен. Когда Лоррен была слишком истощена и становилась весьма раздражительна, то делала попытки уйти под каким-либо предлогом. Находясь некоторое время вне дома, начинала пере­живать свое поведение, и когда ее энергия восстанав­ливалась, то мучилась тем, что сама виновата в своей раздражительности. Лоррен была привязана к своей родственнице и не могла понять своего раздражения.


Комментарии закрыты.