http://npc-news.ru/

Не исследованная область челове­ческого ума

Вернувшись в Нью-Йорк, я почувствовала себя Цезарем, переходящим Рубикон. Не впервые я дол­жна была перестроить жизнь в поисках новой исти­ны, но все прошлые исследовательские проекты проходили под покровительственными крыльями общепризнанной ортодоксальной науки.

Для руко­водства и советов я всегда находила людей более информированных. Мои проекты были одобрены, к ним с уважением относились собратья по науке. Сейчас же я рисковала научной репутацией и не имела руководителя. Это был вызов, я должна была войти в новую и неисследованную область челове­ческого ума, в область, еще непризнанную, попы­таться подвести под нее почву хорошо документи­рованных научных экспериментов.

Это было больше, чем просто поиски открытий в новой области. Это была моя постоянная потреб­ность понять, как работает человеческий ум. СЧВ было вызовом всем понятиям, которых я придержи­валась раньше. Я должна была открыть истину не­важно какой ценой. По мере того как накапливались данные, указывающие на наличие этих способно­стей у большого числа людей, я убеждалась, что их нельзя игнорировать. В прошлом были времена, когда результаты исследований заставляли меня ме­нять свои представления. Когда я начала работу в психиатрии, то была убеждена в ценности терапии электрическими судорогами. Три года исследований дали как раз противоположные результаты; и я дол­жна была признать то, о чем свидетельствовали фак­ты. Не раз доказанная истина разрушила мои пред­взятые теории или суждения. Если существовало значительное число людей с СЧВ, то я должна диф­ференцировать и оценить их способности и, возмож­но, пересмотреть свои взгляды на работу ума. Я знала, что радость открытия новой истины, ее цен­ность и значение поддержат меня в борьбе с трудно­стями.

Был и другой мотив, побуждающий проводить исследования. Если существовали люди, имеющие СЧВ, нельзя ли было тренировать эту способность, чтобы сделать ее более эффективной? Не могли ли мы найти пути для использования этих исключи­тельных способностей и применять их на благо и во имя прогресса человеческого общества? Нельзя ли выявлять таких людей в раннем возрасте, помогать им понять и контролировать свои способности? Не рождается ли сегодня таких людей больше, чем в прошлом? Если так, то не указывает ли это на то, что есть новая тенденция прорыва человеческого ума?


Комментарии закрыты.