http://npc-news.ru/

Коммуникативные паттерны

Говоря о челове­ческом общении и о признании, он назвал единицу вза­имодействия не «единицей интерперсональной комму­никации», а «поглажива­нием». Он назвал трудности в общении, с которыми время от времени сталки­вается каждый из нас, не «дисфункциональными коммуника­тивными паттер­нами», а «играми». Способ, которым че­ловек проживает свою жизнь, основан­ный на решении, принятом в детстве, Берн назвал не «постоянно повторяю­щейся в течение жизни компульсией», а «сценарием».

Терминология и методы Берна отпугнули от него «про­фессионалов в области душевного здоровья». Однако он нарушил традиции не ради эпатажа, а чтобы привлечь на свою сторону клиентов, создав, таким образом, «общий язык», не­обходимый для совместной работы. Он сделал это, исходя из убеждения, что каждый человек, даже тот, который называется пациентом, обладает «взрослым со­стоянием», которое нужно только поощрить к действию. Поэтому, что было вполне логично, Берн приглашал своих клиентов на все дискуссии и конферен­ции, на ко­торых речь шла о них. Он ввел в практику присутствие пациентов психиатрической лечебницы на обсуждении врачами и стажерами сеанса груп­повой терапии. Он го­ворил: «То, что не стоит говорить в присутствии пациен­та, не стоит говорить вообще».

Неудивительно, что коллеги Берна, ставшие «жертва­ми» такого неординар­ного подхода, чувствовали себя не слишком комфортно. Им пришлось при­знать, что многое из того, что они говорили на научных конференциях, зву­чало снисходительно по отношению к их пациентам и, главное, непонятно для них.

Продолжением этого подхода стал «терапевтический договор» — соглашение между клиентом и психотерапевтом, которое оговаривает обоюд­ную ответствен­ность за результат терапии. В этом соглашении клиент дает со­гласие на терапию и заявляет о своей готовности сотрудничать, а терапевт при­знает себя ответственным за помощь клиенту в достижении желаемых перемен и за соблюдение контракта. В соответствии с теорией транзактного анализа без терапевтического соглашения тера­пия невозможна. Такое соглашение исклю­чает принужде­ние пациента психиатром или социальным работником к ежене­дельным или ежедневным сеансам «промывания мозгов», или сенсорной де­привации, во время которых они не проявляют ни участия, ни одобрения (име­ется в виду сеанс психоанализа. — Прим. перев.).

Это условие также исключает неопределенные формы «терапевтической» деятельности, которые сводятся лишь к рекомендациям по поводу актуальных затруднений кли­ента.


Комментарии закрыты.