http://npc-news.ru/

Колдуны, людоеды и проклятия

Сценарий — это план, в котором записаны важнейшие события жизни чело­века. Этот план не составляется бо­гами. Он происходит из детства человека, из решения, принятого им. Можно предположить, что в случае с моим знакомым мудрый старец сумел увидеть его склонность к саморазрушительному поведе­нию, которая позже при­вела его к зависимости от спиртного. Люди (например врачи), которым приходится беседовать с большим чис­лом людей (например больных), чувствуют саморазру­шительные тенденции индивида задолго до того, как они себя проявят и он заметит их. Сценарий руководит жиз­нью чело­века (начиная с позднего детства и до конца жизни), определяя ее направление, и тренированный на­блюдатель способен довольно точно предсказать это на­правление.

Таким образом, в семье, которая создает у ребенка сце­нарий трагической ошибки, воспитанием детей занимает­ся не Родитель отца или матери (Ром или Роо), а псевдо-Родитель, то есть их детское состояние Я (Рео или Рем ). Это со­стояние не способно эффективно выполнять обя­занности отца или матери, что, как правило, приводит к формированию определенного сценария у молодого по­коления.

Положение ребенка в такой семье показано на рис. 5Б. Отец четырехлетней сиротки Энни позволил своему Ре­бенку стать псевдо-Родителем. Ребенка этого мужчины раздражала необходимость заботиться о маленькой доче­ри, и ее по­требности были ему в тягость. Кроме того, он верил, что, чтобы не избаловать дочку и сформировать у нее сильный характер, нужно отказывать ей во всех ее желаниях, давая ей вместо желаемого нечто другое, по его мнению, более по­лезное для нее. Например, когда она мечтала получить на Рождество плюше­вого мишку и отец знал об этом, он специально подарил ей другую иг­рушку, которую она совсем не хотела, веря, что «так бу­дет лучше для нее». Естест­венно, маленькая девочка ско­ро поняла, что ее желания никогда не исполнятся.

Обстоятельства, которые она не могла контролиро­вать, автоматически де­лали невозможным исполнение ее желаний. Поэтому она решила, что, скрывая свои жела­ния, можно сделать их осуществление хотя бы чуть-чуть более веро­ятным. Она также заметила, что даже невы­сказанное желание можно нечаянно выдать, если запла­кать от разочарования. Чтобы не дать отцу возможность ни узнать, ни вычислить путем дедукции, чего она хочет, девочка решила, что плакать нежелательно. Таким обра­зом, отец вынудил ее ничего не хотеть, ни­чего не просить и никогда не выражать свое разочарование. Этот запрет, навя­занный ей отцовским Ребенком (Рео), стал частью родительского состояния (Pо1) девочки. Потом девочка стала взрослой женщиной, и до тех пор, пока она не отка­залась от своего сценария, она носила внутри своего Ре­бенка отцовский запрет: «Никогда ничего не проси». Этот принцип руководил всеми мало-маль­ски значимы­ми ее действиями на протяжении многих лет.


Комментарии закрыты.