http://npc-news.ru/

Травматический невро­з

Нужно заметить, что в случае травматического невро­за — нарушения, вызванного травматическим событи­ем, — также имеет место сценарное решение, которое принимается в результате внезапного и сильного, а не продолжительного, как в других случаях, давления об­стоятельств.

Одним из важных наборов запретов и предписаний, которые заставляют ребенка принимать сценарное реше­ние в раннем возрасте, является программирование по­ловой роли. В соответствии с половыми ролями все че­ловечество разделяется на два лагеря, обитатели которых должны отличаться по ряду важных признаков. На мой взгляд, сценарий половой роли причиняет человеку не меньше вреда, чем любой другой, и последствия действия такого сценария я продемонстрирую в главе, посвящен­ной мужским и женским банальным сценариям.

«Хорошие» сценарии или жизненные планы, которые содержат социально одобряемые действия (как, напри­мер сценарий мученика, героя, инженера, врача, политика или священника), также могут быть результатом преж­девременного решения. В целом такой сценарий может показаться полезным для человека, хотя принимать ре­шение несамостоятельно и не имея полной необходимой информации все равно вредно.

Чтобы личность и ее жизненный путь были свободны от сценариев, решение должно приниматься тогда, когда у человека имеется достаточно информации для него при отсутствии давления и при наличии автономии.

Форма решения

Эрик Эриксон называет позицию, с которой ребенок по­является на свет, позицией базового доверия. Он пишет, что в основе этой позиции лежат чувства ребенка, кото­рый ощущает себя как одно целое с миром и мир как одно целое с собой. Они наиболее ярко выражены в те момен­ты, когда мать, например, кормит малыша грудью или укачивает его на руках, и, конечно же, полностью прояв­ляются in utero (в утробе матери. — Примеч. перев.).

Первичная позиция — «Я в порядке, Ты в порядке» — основана на биологической связи ребенка и матери, где мать безусловно откликается на все нужды ребенка. На­пример, когда котенок голоден и пищит, кошка-мать на­ходит его и подставляет ему сосок. Эту реакцию можно интерпретировать и как проявление материнского ин­стинкта, и как автоматическую реакцию на стимул: кош­ка кормит котенка, чтобы прекратить неприятный писк. Я привел этот пример, чтобы продемонстрировать есте­ственную реакцию матери на голодного отпрыска, которая гарантирует первичную взаимосвязь матери и ребенка, порождающую у человека базовое доверие ребенка к миру, или первичную позицию — «Я в порядке, Ты в по­рядке».


Комментарии закрыты.