http://npc-news.ru/

Репрессивный общественный порядок

Таким образом, Герберт Маркузе и Вильгельм Райх связывают социальные и психологические манипуляции одних людей другими (включая те, что происходят в лоне семьи) с существованием репрессивного общественного порядка. Я в своей теории экономии поглаживаний пред­принял попытку показать, что свободный обмен поглажи­ваниями, который является естественной склонностью и человеческим правом, искусственным образом контро­лируется, чтобы вырастить молодое поколение, которое будет вести себя так, как желательно для «общественно­го блага», а не для их личного. Манипуляция с помощью поглаживаний, непреднамеренно практикуемая самыми широкими кругами общества, никогда не рассматрива­лась как стоящая на службе установившегося порядка, и поэтому у людей никогда не было возможности трезво оценить, до какой степени контроль над обменом погла­живаниями полезен для них лично, а до какой степени — вреден.

Чтобы понять, о чем идет речь, представьте себе, что при рождении каждому ребенку надевают маску, с помо­щью которой можно контролировать количество возду­ха, которое он получает при дыхании. Поначалу отвер­стие в ней остается широко открытым, и ребенок дышит свободно. Однако по мере того, как ребенок подрастает и становится способен выполнять некоторые желательные действия, маску начинают закрывать и открывают толь­ко на то время, в течение которого ребенок делает то, чего от него хотят взрослые. Представьте себе, что он сам не имеет права манипулировать своей маской и что такое право имеют только другие люди. Такое положение дела­ет людей очень отзывчивыми к нуждам тех, кто контро­лирует доступ воздуха. Более того, представьте, что страх сурового наказания не дает человеку возможности снять маску, даже если она легко снимается.

Возможно, некоторые люди все равно посмели бы снять свои маски, а общество назвало бы их «лицами с нарушением характера», «преступниками», «безумными» и «беспечными». Большинство людей стремились бы хо­рошо себя вести, чтобы гарантировать себе постоянный приток воздуха.

Тем же, кто не хочет трудиться на благо общества и вести себя прилично, другие люди перекрыли бы кислород.

Людей, которые открыто выступают за снятие масок, обвинили бы в том, что они подрывают устои общества, которое сконструировало эти маски, так как человека без маски невозможно заставить отвечать требованиям об­щественных институтов. Человек без маски опасен, потому что ведет эгоистичный образ жизни, следуя только своим желаниям, а не желаниям общества. Люди без ма­сок рассматривались бы как угроза обществу, и от них постарались бы избавиться. В обществе, где не хватает воздуха, но имеются «свободные экономические отноше­ния», предлагались бы по высокой цене заменители воз­духа, и некоторые люди за плату сообщали бы другим пути обхода закона, запрещающего свободно дышать.

Эта ситуация кажется вам абсурдной? А я считаю, что она полностью отражает положение дел с поглаживани­ями. Вместо масок у нас строгие правила, регулирующие обмен поглаживаниями. Родители контролируют пове­дение детей, лишая их поглаживаний за нежелательные действия и вознаграждая поглаживаниями за желатель­ные. Взрослые стремятся работать на благо общества и вести себя прилично, чтобы получать поглаживания.


Комментарии закрыты.