http://npc-news.ru/

Угнетение

Угнетение ощущают представители всех социально-экономических классов общества, но оно очевиднее в жиз­ни низших классов: им приходится нести более тяжелый груз, который чаще приводит к формированию трагиче­ских, а не банальных сценариев.

Энергичные дети часто выбирают то, что Эрик Берн назвал антисценарием (Эриксон называет это явление негативной идентичностью), который, на первый взгляд, кажется полным отрицанием родительских требований, но на деле является их полным принятием — только в перевернутом виде. Желание противоречить родителю — такое же проявление зависимости, как и стремление под­ражать ему во всем. И в первом, и во втором случае дей­ствия ребенка зависят от родительских указаний, все рав­но, со знаком плюс или со знаком минус. Энергия ребенка также проявляется в трагической развязке сценария, с помощью которой он сообщает: «Я не сдамся! Я уйду, громко хлопнув дверью!»

Решение относительно банального сценария прини­мается так же, как и относительно трагического, — то есть вслепую. После того как жребий брошен, человек следует банальному сценарию с такой же рабской покорностью, как и трагическому. Трагические и банальные сценарии качественно схожи и различаются только количествен­но — очевидностью трагизма развязки. Трагические сце­нарии более явны. Люди с трагическими сценариями вы­бирают в качестве личных героев драматические харак­теры — Робин Гуда, Золушку, Иисуса Христа. Человек с банальным сценарием даже не задумывается о возмож­ности подражать герою. Он остается просто Джоном Доу.

Одним словом, трагические и банальные сценарии мало чем отличаются друг от друга. Я не хотел бы делать упор на трагические сценарии, потому что мы все стоим на этом пути. Просто одни люди в чем-то ведут себя ра­дикальнее других. Мне кажется, что психотерапевты ста­ли бы лучше работать, если бы научились обнаруживать не только трагические, но и банальные сценарии и если бы поняли, что проблема сценариев касается и их самих.


Комментарии закрыты.