http://npc-news.ru/

Планшет лозоходца

В ряде западноевропейских изданий, посвящённых даузингу и радиэстезии, мне иногда приходилось видеть разные изображения так называемого планшета. Он был придуман для того, чтобы облегчить дистанционную работу оператора, а также выявление отдельных качественных характеристик исследуемых объектов.

В современных русских источниках ссылки или описания подобных устройств мне ни разу не встречались. Почему? — Вопрос сложный. Возможно, это связано с тем, что у нас лозоходство менее формализовано, чем на Западе, где информацию обычно принято, что называется, «раскладывать по полочкам», почти не оставляя места для свободы творчества. Но всякого рода крайности редко оказываются хорошим решением в любых ситуациях.

Российские авторы почему-то страдают другой особенностью. То ли в силу черт национального характера, то ли ещё по какой-либо причине, отечественные книги по лозоходству имеют столь сильный мистический, даже вульгарно-экстрасенсорный оттенок, что порой просто диву даёшься: да как не то, что верить, как это читать-то можно, не испытывая реакции отторжения! Не спасает ни околонаучная манера изложения авторов, ни с фантазией придуманные практические упражнения.

Возможно, таково вообще характерное свойство субкультуры, свойственной людям, причастным к паранормальному. Русский экстрасенс, «маг», исследователь — парапсихолог или уфолог, увы, склонны много и умно говорить и мало делать. Порою им, увы, неважно, о чём именно говорить, — важно показать, сколь глубоко говорящий проник в суть вещей и процессов, происходящих в мире. Однако итог деятельности — реальный, ощутимый и полезный — чаще всего отсутствует. А уж истолкование тех или иных явлений порою поражает. Пожалуй, прав был анонимный автор самиздатовской брошюры, ещё в приснопамятные советские времена назвавший подобный подход «патогенной системой верований».

Впрочем, ни европейский, ни советский (или всё-таки российский?) взгляды на лозоходство не имеют друг перед другом никаких преимуществ. Это просто разные способы описания одного и того же явления. Да и у нас в России немало сегодня разных школ, последователи которых зачастую спорят друг с другом. Нет бы сойтись да проверить, кто на что горазд… А «западные коллеги» наших экстрасенсов просто более прагматичны, по крайней мере снаружи. Ну, мыслить они приучены по-другому.

Великая заслуга российских энтузиастов — в первую очередь, Н.Н.Сочеванова — в том, что метод в советское время стали применять официально, что он был признан, а результаты, полученные с его помощью, стали учитывать в хозяйственной деятельности. И случилось это вопреки тому, что лозоходство, как может сложиться впечатление, в России и СССР не было так широко распространено, как в Западной Европе, особенно в Британии и Ирландии, где доныне очень сильны древние традиции. Один мой знакомый ирландец по имени Пэт рассказывал, что он с детства помнит: все фермеры в их округе «were dowsed for the water», то есть искали воду на своих землях, используя даузинг.

Впрочем в России в деревнях и на маленьких хуторах порою встречаются люди, откуда-то неплохо представлявших, что такое лозоходство, — увы, не так много, как хотелось бы сегодня.

Итак, как всё же устроен планшет? Чаще всего он представляет собою небольшой кусок фанеры или плотного картона (обычно формата А4 или A3) с зажимами или резинками для крепления карт, схем, диаграмм, других изображений или просто листов плотной бумаги. Иногда к нему также крепятся (монтируются в специальные пазы) чашечки для размещения резонаторов, образцов лекарственных препаратов при подборе их для пациента и т.п. Никаких особенных премудростей и приёмов работы при пользовании планшетом не требуется.

Таким образом, планшет оператора есть не что иное, как переносной рабочий стол в миниатюре. Его удобно возить с собой, и порядок на «рабочем месте» вам обеспечен. Подумайте: возможно, стоит сделать себе такое устройство?


Комментарии закрыты.