http://npc-news.ru/

Теория детской сексуальности

Бостонская газета «Ивнинг транскрипт» подробно сообщала о лекциях Фрейда, не обмолвившись, однако, ни словом о его теории детской сексуальности и о его кри­тике «культурной сексуальной морали».

Свою позицию по отношению к различным методам психотерапии Фрейд опре­делил в интервью для «Ивнинг транскрипт». Сторонников суггестивной терапии он сравнивал с медиками, а дилетантизм религиозных целителей решительно осудил. Характерен комментарий Уильяма Джеймса по поводу этих высказываний Фрейда. Своему другу Теодору Флорною он писал: «В газетном отчете о конгрессе можно про­честь, что Фрейд осудил американскую религиозную терапию (которая имеет такие успехи) как весьма "опасную" в силу ее "ненаучности". Да уж!» (James 1920, цит. по: Shakow, Rapaport 1968, 83).

Столь же мало понимания встретил и другой аргумент Фрейда, а именно: су­дить о психоанализе вправе лишь тот, кто владеет его техникой и при этом сам не нев­ротик. Это требование показалось американцам «неспортивным», и оно вновь на­влекло на психоаналитиков упрек в том, что они — далекие от науки «европейские сектанты» и «фанатики».

После лекций в Университете Кларка Патнем пригласил Фрейда, Ференци и Юнга в свой летний домик в горах Адирондака, задумав эту поездку как своего рода «пикник» с психоаналитической тематикой. Юнг, пользовавшийся всеобщим расположением благодаря своей приятной манере держаться, пел немецкие пес­ни. Патнем в очередной раз убедился в серьезности Фрейда, однако не избавился еще от сомнений по поводу релятивизма психоанализа.

Фрейд мучился от аппендицита, чувствовал себя больным и несчастным. Вину за это он возлагал на американскую кухню, хотя, похоже, не сумел убедить в этом своего био­графа Джонса. Жене Фрейд написал крайне сдержанное письмо, из которого, однако, можно понять, что импровизации лагерной жизни пришлись ему не слишком по вкусу. «Ему также оказалось трудно привыкнуть к свободным, непринркденным манерам Нового Света» (Jones, нем. изд. II, 81).


Комментарии закрыты.