http://npc-news.ru/

Диссидентские движения

Меннингер интерпретирует диссидентские движения и противостоявшие им тенденции к ортодоксии как реакцию на чувство вины, вызванное смертью Фрей­да (1939). Многие теперь чересчур рьяно отстаивали позиции Фрейда, другие стре­мились превзойти его в правоверии:

«Фрейд не был нашим Богом, он был нашим Моисеем Но с его смертью мы не утра­тили своего вождя… Принципиальность Фрейда, целостность Фрейда, честность Фрейда, но прежде всего открытия Фрейда по-прежнему остаются с нами… Добавлять нечто но­вое к его открытиям — это не привилегия избранных, а наш общий долг. Но это не наша обязанность и не наша привилегия — делать себе имя и "бороться за интеллектуальную свободу", во всеуслышание критикуя Фрейда, или раздувать в великое открытие свои рас­хождения с ним. Мы также не имеем права искажать в своей интерпретации сказан­ное Фрейдом, чтобы добиться видимости "ясности", "доступности" или же "приличия" и "набожности"» (Menninger 1942,296).

«Ортодоксальные» психоаналитики критиковали «поверхностную психологию», выхолащивающие и наивные тенденции неопсихоанализа (Хорни, Кардинера, Радо) как возврат к «дофрейдианскому времени». Хорни и Кардинер исходили из того, что психические расстройства в первую очередь обусловлены общественными и ситу­ативными факторами. Отсюда проистекал оптимистический взгляд на индивида и его способность к изменениям под воздействием ситуационно ориентированной психо­аналитической терапии. Ревизионисты отвергали «биологизм влечений» и тем самым центральное значение сексуальности и агрессии для психического развития, а также силу, иррациональность и сопротивление бессознательного: «Реакция ортодоксов на этот гуманизм была резко критической. "Ревизионистов" сравнивали с Полианной, которая поворачивается спиной к темным сторонам человеческой природы. Строгие фрейдисты придерживались "жесткой линии" по отношению к человеческой приро­де, ревизионисты выступали за "мягкую линию"» (Yankelovich, Barrett 1970,452).


Комментарии закрыты.