http://npc-news.ru/

Ситуация перед 1934 годом

С другой стороны, отношения венских психоаналитиков к политике невозможно понять без учета ситуации перед 1934 годом, началом оккупации. Упрощая, мож­но сказать, что политическую жизнь Вены формировали три основные партии, кото­рые влияли также и на университетскую жизнь: социал-демократы, христианские со­циалисты и «национальные» группы. По разным причинам многие психоаналитики сочувствовали социал-демократам, однако у руководителей социал-демократической партии в Вене существовали тесные контакты с Альфредом Адлером и его школой ин­дивидуальной психологии. В те времена это являлось веской причиной, чтобы крити­чески относиться к аналитикам. Также и после войны, когда завершилось всеобщее бра­тание тех, кто дожил до 1945 года, иной p;i3 давали о себе знать традиции того времени.

Не нужно говорить, что отношения учеников Фрейда, автора «Будущего одной иллюзии» (1927), с представителями церкви и, следовательно, с христианскими со­циалистами не были особенно теплыми. Также и после войны церковные круги про­являли интерес только к тем психотерапевтическим школам, которые явно дистан­цировались от психоанализа. И лишь постепенно, в связи с духовными переменами внутри страны и особенно за рубежом, эти отношения стали меняться.

Что касается «национальных» групп в университетах и среди преподавательско­го состава, то между ними и аналитиками едва ли существовали какие-либо отноше­ния. После 1945 года в отдельных случаях возникали контакты с людьми, которые после событий последних лет склонялись к кардинальному пересмотру своих пози­ций; однако речь здесь все же шла только об исключениях. Нам казалось совершен­но естественным держаться подальше от тех, кто поддерживал режим во времена на­ционал-социализма.

Несмотря на описанные выше отношения аналитиков с различными политичес­кими группами, по-прежнему ощущался общий недостаток должного интереса и со­ответствующей информации. Мне вспоминается разговор, который состоялся у меня в 1945 году с одним из ведущих медицинских специалистов в Вене. На мой вопрос, можно ли еще что-нибудь сделать для возрождения психоаналитического исследо­вания и учения в Вене, он ответил, что он лично в этом совершенно не смыслит. В по­добных случаях он обращался за консультацией к специалистам, которые казались ему компетентными;

Вагнер-Яурегг всегда говорил ему, что Фрейд и его учение ни­чего путного собой не представляют, а потому он не думает, что следует чем-то по­могать психоаналитикам.

Отношение к психиатрической клинике

Одному моему пациенту, американскому студенту, некий весьма уважаемый зубной врач рассказывал, что здесь, в Вене, Фрейду ничего не уда­лось добиться, поэтому он еще до 1930 года перебрался в Америку и там и умер. А нам еще в течение многих лет звонили растерянные служащие туристического бюро и спрашивали, что им отвечать клиентам, когда те интересуются, где жил Зиг­мунд Фрейд.

На практике такое отношение отражалось на наших контактах с различны­ми ведомствами. Отношение к психиатрической клинике университета со вре­мен Вагнера-Яурегга 20 изменилось. Отто Пётцль 20, возглавлявший до середины 1945 года кафедру, в молодости интересовался психоанализом и в нескольких работах пытался заполнить брешь между психоанализом и патологией мозга. Он и позднее сохранял свою склонность к психоанализу и интересовался работой объединения. Его преемник Отто Каудерс еще перед войной вместе с Шильдером21 написал книгу о гипнозе, однако его отношение к психоанализу в силу разных при­чин оставалось скорее сдержанным. Тем не менее он приветствовал возрождение де­ятельности объединения и предоставил своим ассистентам в клинике возможность в течение всего года читать лекции по психоанализу для студентов, поскольку ни один психоаналитик еще не получил степени доктора. Этот благоприятный климат даже побудил Иокля в 1946 году предложить присоединить психоаналитический учебный институт к клинике и тем самым к университету, однако он не нашел поддержки у других членов объединения. После смерти Отто Каудерса его должность занял Ганс Хофф, который активно содействовал развитию психоанализа и его применению в рамках динамической теории психиатрии и психогигиены. С 1954 года он являл­ся почетным членом объединения.

Руководитель учебного отдела психологии Хуберт Рорахер 22 относился к пси­хоанализу крайне отрицательно. Мы видели, что по принципиальным соображе­ниям он отказался присутствовать на торжествах 10 апреля 1946 года. В своих лекциях он никогда не подвергал сомнению свою позицию в этом вопросе. Его по­зиция, естественно, вновь вызвала дискуссию по поводу того, следует ли вообще до­пускать психологов к проведению психотерапии. Официальные представители ме­дицинских кругов, так же, как и официальные представители университетской психологии, были решительно против. Тем не менее Рорахер позволил двум психо­аналитикам получить ученую степень, а в его институте Ламберт Больтерауэр не­сколько лет читал лекции по психоанализу. В последние годы Рорахер неоднократно принимал приглашения и в качестве гостя присутствовал на различных торжествен­ных мероприятиях Психоаналитического объединения.


Комментарии закрыты.