http://npc-news.ru/

Функции наркотика

Очень интересные мысли о функции наркотика, о связи алкоголизма с другими видами наркотической зависимости и, наконец, о патодинамике наркомании высказал Мерло (Meerloo 1952), но не довел их, к сожалению, до логического завершения. У всех наркоманов он выделяет следующие общие механизмы: 1) стремление к экста­тическому переживанию; 2) бессознательное стремление к саморазрушению и, нако­нец, 3) бессознательную и неутолимую потребность в оральной зависимости.

Эти фак­торы, однако, не содержат ничего принципиально нового, а потому теория в целом нуждалась в новых импульсах. Они появились, когда началась борьба с тяжелыми фор­мами наркотической зависимости.

В связи с поднимавшейся волной наркомании с 50-х годов интерес психоанали­тиков от алкоголизма стал смещаться в сторону наркотической зависимости. В ре­зультате возникла необходимость пересмотра прежних концепций и дальнейшего их развития в аспекте наркомании. Принципиально новые идеи появились в связи с развитием представлений о нарциссизме и Самости (Jacobson 1964, Kernberg 1975, Kohut 1971а). При этом воззрения на наркотическую зависимость отчетливо отра­жают «тенденции, господствующие в современных психоаналитических теориях и исследованиях», как отмечал еще Гловер (Glover 1933).

В целом наркомания рассматривается как наиболее тяжелый вид зависимости и считается, что она в наиболее типичной форме отображает динамику развития за­висимости.

Сэвитт (Savitt 1954), представивший одну из первых работ по наркомании, за­нимает следующую аналитическую позицию, выражающую не только его собствен­ное мнение, но и общепринятое представление о наркотической зависимости: в рам­ках психопатологии формирования зависимости наиболее злокачественной формой является наркотическая зависимость. Объектные отношения находятся здесь на ар­хаическом уровне, и наркоман не может испытать ни любви, ни удовлетворения в рамках любых иных процессов инкорпорации и интроекции.

Напряжение и де­прессия становятся невыносимы, и в процессе регрессии Я оказывается на стадии угрожающей дезинтеграции, Подобно младенцу, наркоман не способен сдерживать и выносить напряжение, а поскольку он не может терпеть отсрочку, то прибегает к чрезвычайным мерам, которые обходят оральный способ инкорпорации за счет еще более примитивного, внутривенного. Снижающий напряжение опиат на пер­вый взгляд восстанавливает целостность Я, но на самом деле воссоздается лишь не­стабильное архаически детское Я. Подобно младенцу, который то погружается в сон, то испытывает голод, наркоман от одного приема наркотика до другого то страдает от невыносимой абстиненции, то становится безразличным, впадает в ступор

или просто засыпает. При этом возникает вопрос: действительно ли инъекция явля­ется символической попыткой полного слияния с матерью, достижения единства с ее грудью? Одновременно, однако, возникает и другой вопрос почему у многих дру­гих пациентов со сходной потребностью в пище наркотическая зависимость не раз­вивается? Почему они чаще обращаются к алкоголю, барбитуратам, кофе, табаку или демонстрируют гиперсексуальное поведение?


Комментарии закрыты.