http://npc-news.ru/

Нарциссическое расстройство личности

Почти все авторы-психоаналитики (в частности Kielhob 1926, Simmel 1928,1930; Rado 1934; Glover 1932,1939; Rosenfeld 1960) рассматривают наркоманию как тяже­лое нарциссическое расстройство личности. Дальнейшее развитие психоаналитичес­кой теории нарциссизма и понятия Самости (см. соответствующую статью X. Хензе-лера в т. I) дает инструментарий для более подробной классификации. Кохут (Kohut 1971) ввел понятие «грандиозной Самости» и показал, что за этим стоит стадия раз­вития от детского нарциссизма к зрелой Самости, Нарушение этого нарциссического развития и, соответственно, нарушение нарциссической Самости ведет в дальнейшем к нарциссической ранимости, которая как раз и является характерной чертой всех нар­команов. Однако расстройства при наркома­нии превосходят нарушения при нарциссическом неврозе и занимают место между ним и психозами, точнее сказать, располагаются между пред психотическими, шизо­идными, или пограничными, синдромами и собственно (поддающимися анализу) нарциссическими расстройствами личности (фом Шайдт). В зависимости от тяжести сим­птоматики и наркотического средства они занимают место либо в предпсихотической или пограничной области, как в случае тяжелых наркоманов, либо в невротической области, как у большинства алкоголиков. Подобные рассуждения, какими бы абстракт­ными и схематичными они ни казались, тем не менее открывают возможность не толь­ко классификации наркомании, но и генетического и динамического ее понимания. Они способствуют устранению трудностей ее классификации и пониманию тяжести картины болезни. Если наркомания сочетается с другими психическими заболевани­ями, она не является просто дополнительным симптомом, но выражает негативную тенденцию этого заболевания к описанной пограничной области.

Классификация Фенихеля, связывающая наркоманию с родственными первер­сии импульсивными действиями, напротив, представляется несовершенной и уста­ревшей, хотя в ней и затрагиваются существенные свойства наркомании: во-первых, родство наркоманий с перверсиями, особенно оральными и гомосексуальными, во-вторых, их связь с патологическими прорывами влечений и тем самым также с на­вязчивыми импульсами и неврозом навязчивости (Simmel 1928). Что касается им­пульсивных действий, то они особенно хорошо объясняются присущей наркоманам тенденцией к отыгрыванию конфликтов, а также латентной готовностью к запущен­ности, которая является общей для наркоманов и лиц с импульсивным характером, из-за чего в непсихоаналитической литературе наркоманию часто, связывают с так называемой психопатией. Вместе с тем, однако, остаются незатронутыми важные структурные свойства наркомании как нарциссического нарушения личности, а по­тому иногда встречающееся (см., например, Куйпер) отнесение наркомании к обла­сти между неврозами и перверсиями в целом следует расценивать как неудовлетво­рительное.


Комментарии закрыты.