http://npc-news.ru/

Нарушение развития

Кристал и Раскин в первую очередь интересовались развитием нормальной толе­рантности человека к аффектам в аспекте нарушений развития, особенно неперено­симости фрустрации у наркоманов, включая также проблему совладания с тревогой и депрессией. Тот и другой обратили внимание на особые объектные отношения, воз­никающие в результате репрезентации себя и объектов; в конечном счете они обра­тились к изучению защиты от аффектов через изменение сознания: наркоману прису­ща недостаточная аффективная толерантность по отношению к любой форме тревоги и депрессии, и поэтому он пытается справиться с ними через изменение сознания.

То, как развивается толерантность к аффектам, можно понять, если рассмотреть развитие ребенка в раннем возрасте. Первоначально страх и боль пока еще тесно свя­заны друг с другом и оказывают взаимное влияние. Согласно Анне Фрейд (A. Freud 1965), младенец воспринимает любое повышенное напряжение, недомогание или неудовольствие как боль. Но поскольку болевой порог в этом возрасте очень низок, то в результате довольно быстро возникает травматическая ситуация.

В таких травматических ситуациях мать, предоставляющая укрытие и по возможности устраня­ющая напряжение, выступает в качестве щита и развивает у ребенка способность самостоятельно переносить напряжение и аффекты. При избытке раздражения, тре­воги, вызванной утратой, угрозой утраты или недостаточной проективной функци­ей матери, хаотичные реакции младенца проявляются всецело

в форме первичного аффекта (Krystal 1962), в котором уже невозможно различить тревогу, депрессию, ярость и сопутствующие соматические феномены и в котором младенец остро переживает угрозу уничтожения. В ходе развития ребенка при бла­гоприятных объектных отношениях толерантность ребенка к фрустрации все более возрастает, тревога и печаль дифференцируются; тревога относится теперь к ситуа­циям угрозы, печаль — к утрате объектов и чувству беспомощности.

При этом все более возрастает умение различать то, что действительно опасно, и то, что не пред­ставляет угрозы, а также внутренние и внешние раздражители. В соответствии с пе­реживанием защищенности и уверенностью, что мать всегда принесет облегчение, ребенок начинает понимать, что неприятное состояние носит временный характер и не является опасным. Следует подчеркнуть, что в ходе развития телесная боль и бо­лезненные ощущения тесно между собой связаны и происходят из одного и того же источника. Поэтому также и наркоман может бороться с душевной болью, словно с физической, с помощью болеутоляющих средств. Кроме того, тесную взаимосвязь сохраняют также тревога и боль. Чем меньше тревоги испытывает человек, тем мень­ше ощущает он и боли (этим объясняются совершенно разная реакция одного и того же ребенка на болевое раздражение в зависимости от ситуации и известный факт, что многие дети только тогда ощущают боль и начинают плакать, когда случайно по реакции окружающих догадываются о миновавшей опасности, или вовсе не ис­пытывают боли, когда их отвлекают от их опасений). В ходе развития ребенка при хо­роших объектных отношениях с матерью аффективная толерантность ребенка все более возрастает. Фрустрация вызывает все менее значительные аффекты, которые выражаются вербально и могут быть переработаны; тем самым открывается путь к сублимации. В связи с этим все более нивелируются и соматические сопутствую­щие явления.


Комментарии закрыты.