http://npc-news.ru/

Функциональные эндокринные нарушения

У всех обследованных заключенных развились различные по характеру и ин­тенсивности функциональные эндокринные нарушения. Они возникали из-за воз­буждения симпатической нервной системы в связи с тяжелыми потрясениями первого периода пребывания в тюрьме. У некоторых заключенных через несколь­ко недель, проведенных в неволе, под воздействием постоянного стресса развива­лись вегетативные синдромы (влажность рук, крапивница, учащение пульса и дыхания).

Обычно вегетативные синдромы предшествовали эндокринным нару­шениям. Последние менее очевидны у заключенных-мужчин, чем у женщин, у ко­торых пребывание в тюрьме влияло на менструальный цикл. У некоторых заклю­ченных отмечались симптомы тиреотоксикоза. Хотя точные исследования были невозможны, обнаружилось, что у многих женщин в относительно спокойные периоды менструации не начинались. После волнующих переживаний, таких, как перекрестный допрос или беседа с адвокатом, часто вдруг наступала менстру­ация, тогда как после приговора, если мера ответственности была более или ме­нее сносная, регулярный цикл восстанавливался. У многих заключенных с длитель­ными сроками наказания менструации полностью прекращались — возможно, также и из-за недостатка витаминов. Во многих случаях незадолго до освобожде­ния менструации восстанавливались, что не оставляет никаких сомнений в пси­хогенной причине расстройства» (там же, 347).

«Недели перед слушанием дела можно рассматривать как фазу неизвестности и постоянного напряжения, так как заключенный ждет обвинения и не знает, какие существуют изобличающие его доказательства. Когда первый шок, вызванный обви­нением, пережит и установлена дата слушания дела, он некоторое время испытыва­ет облегчение, даже если ожидает сурового приговора Затем сознание заключенного полностью поглощается чувствами и мыслями, связанными с процессом и исходом судебного производства. Если его страхи и прочие невротические симптомы в первый период после ареста были преходящими и легкоустранимыми, то теперь его эмоци­ональный настрой свидетельствует об усиливающихся конфликтах в Я. На переднем плане стоит борьба с тяжелыми чувствами вины, которая мобилизуется антиципацией и страхом грозящего наказания. В психическом отношении заключенный становит­ся очень тревожным и склонным к внезапным сменам настроения… Если он удручен, то мучает себя внутренними монологами. Он беспокоится о последствиях и размыш­ляет о смысле или бессмысленности своего поступка… Эти самообвинения становят­ся еще более тяжелыми при воспоминании о друзьях или членах семьи, отношение к которым всегда было амбивалентным» (тям же, 348).


Комментарии закрыты.