http://npc-news.ru/

Алкоголь является бегством от реальности

В первой работе об алкоголизме (1928) констатируется, что в условиях давле­ния со стороны влечений и реальности алкоголь является бегством от реальности в специфические фантазии, соответствующие фазам психического развития. В этих рамках алкоголь удовлетворяет не только сексуальные влечения, но и связанные с ни­ми перверсные и в особенности агрессивные побуждения.

При более сильном изме­нении влечений все объектные отношения окрашиваются оральной амбивалентно­стью и содержат, кроме того, анальные компоненты, связанные с архаическими, садистскими свойствами. В развитии Я обнаруживаются явные нарушения с выхо­дом на первый план проективных защитных механизмов. Нарастающий нарциссизм искажает объектные отношения. Явно выраженное чувство вины и страхи алкого­лика указывают на примитивную совесть, не способную справиться с влечениями и побуждающую к само наказанию, что особенно проявляется в отношениях с внеш­ним миром. Сам по себе алкоголизм является тщетной и вредоносной попыткой ис­целить аномалии примитивной совести.

Эти идеи были расширены и углублены Гловером (Glover 1933,1939) до общей теории «этиологии наркомании», ассимилировавшей гипотезы Мелани Кляйн (см статью Р. Ризенберг в т. III). Он показал, что прежних представлений о регрес­сии к орально-садистской организации либидо и выделения гомосексуального эле­мента при игнорировании садизма и агрессии не достаточно для того, чтобы найти удовлетворительное объяснение наркомании. Скорее надо искать этиологические элементы, которые столь примитивны, что попадают в фазу, предшествующую об­разованию психической структуры. Речь идет о периоде, который мы теперь назы­ваем паранойяльно-шизоидной или депрессивной позицией. Механизм наркотичес­кой зависимости соответствует переходу между этими двумя примитивными психотическими, а позднее невротическими фазами развития. Наркомания состоит в фиксации на предтечах последующего эдипова комплекса с соответствующими им объектными отношениями и бессознательными фантазиями. Эти фантазии яв­ляются символической драматизацией первоначальных отношений любви и ненави­сти к родителям и возникают как результат конденсации двух первичных систем фан­тазий: первой, «в которой ребенок атакует (затем — восстанавливает) органы в теле матери, представляющие объекты», и второй, «в которой мать воздействует (позднее: восстанавливает) в теле ребенка на органы, представляющие объекты» (Glover 1933, 186). Вследствие догенитальной фиксации или регрессии реактивизируется садизм, который хотя и не столь интенсивен, как при паранойе, но сильнее, чем при невро­зе навязчивости, и именно по отношению к нему наркомания и выполняет защит­ную функцию. Одновременно с ее помощью возводится оборонительный вал против регрессии к психотическим страхам. В ходе дальнейшего исследования психодина­мической роли наркотиков Гловер исходил из связи между зависимостью и невро­тическими привычками или общественными обычаями, в частности связанными с приемом пищи; аналогичные идеи одновременно с ним, но независимо от него были высказаны Фенихелем по поводу «ненаркотических» зависимостей.


Комментарии закрыты.