http://npc-news.ru/

Значение психоаналитической теории

В своих рассуждениях мы достигли места, где должны спросить, какое значение эти психоаналитические теории могут иметь для воспитания. С этой целью мы хотим вновь последовать за некоторыми авторами: «Что фактически требует и дает ребен­ку воспитание, так это знание, когда нельзя лгать, когда нельзя говорить правду и когда ложь необходима. Это положение, возможно, покажется гротескным, но я бы хотел сослаться на философа Георга Зиммеля, который учил, что определенные виды лжи являются непременным атрибутом нашей социальной жизни и что без них наше общество просто не могло бы существовать. Позвольте мне также процитировать утверждение премьер-министра одной страны, которая гордится своей демократи­ей. Когда он услышал, что в парламенте одного влиятельного политика упрекнули во лжи, он возмущенно воскликнул: "Но, джентльмены, если бы я всегда говорил прав­ду, то не смог бы продержаться здесь и десяти минут!"…

Но обман любимого партнера — это самая деструктивная форма лжи, поскольку он подрывает глубочайшее и сокровеннейшее доверие, унижая достоинство человека и доставляя ему страдание. И тем не менее ложь в любви сопровождает человека всю его жизнь начиная с раннего детства… Положение, что у ребенка нет сексуальной жизни и сексуальных ощущений, само является ложью.- Но в эту ложь верили, пока фанатики правды, такие, как Зигмунд Фрейд, не постарались ее разрушить… Примерно после третьего года жизни ребенок имеет определенные представления, инстинктив­ное знание о сексуальной жизни, "органическое" бессознательное знание, глубоко ко­ренящееся в потребностях организма, того же рода знание, которое, по-видимому, имеют также животные и вся живая природа, В возрасте от трех до пяти лет ребен­ка будоражат предчувствия, смутные ощущения, импульсы, сексуальная природа ко­торых хотя и ощущается, но не может быть понята неразвитым сознанием. Он начи­нает искать, исследовать, наблюдать, возможно, задавать вопросы… Вскоре ребенок обнаруживает, что все взрослые явно лгут.- Вскоре он начинает понимать, что от него ждут того же: он должен симулировать невинность, то есть неосведомленность, вести себя так, словно он ничего не знает, ничего не видит, ничего не понимает- Вскоре вок­руг него создаются две строго разграниченные социальные сферы. Первая — круг взрослых, в котором ребенок симулирует… Вторая — круг детей, в котором втайне об­суждаются все интересные вещи» (Woolf, 267).

«Вторым типичным проступком детей является "воровство", преступление против собственности. Это заставляет нас исследовать представления ребенка о собственнос­ти… Но до третьего или четвертого года его взгляд на собственность следует понимать как соответствующий закону джунглей: "Что мое — то мое, а что твое — тоже мое"…


Комментарии закрыты.