http://npc-news.ru/

Уровень психического развития

Таким образом, детское Я в силу своего физического и психического уровня раз­вития, а также вследствие солидарной позиции родителей вынуждено отказаться от родителя противоположного пола как объекта либидинозных стремлений и создает в себе самом объект, противостоящий его желаниям. Тем самым он интроецирует ро­дительские запреты и требования. Возникающая в результате инстанция называется в психоанализе Сверх-Я (см. статью Д. Айке в т. I). Это — повелевающая инстанция, которая развивается путем интроекции воспитательских требований и табу и тем са­мым является «выражением самых мощных побуждений Оно и самых важных судеб его либидо» (Freud, XIII, 264). Одновременно Сверх-Я является также «носителем Я-идеала, с которым Я себя соизмеряет, к которому стреллится, чье требование посто­янного совершенствования пытается осуществить» (Freud, XV, 71).

Из всего, о чем говорилось выше, следует, что в семье, где существует высокая эмо­циональная солидарность супругов и четкая ролевая дифференциация в воспитании ребенка, а также сбалансированная поддержка обоими родителями детской иденти­фикации, процесс разрешения эдипова конфликта для ребенка значительно облегча­ется. Это означает, что «Я и Сверх-Я состоят друг с другом в отношениях равновесия, что требования Сверх-Я обращены к Я, соответствуют представлениям Я об идеале и сталкиваются с Я, способным реалистически обходиться с ними и своими влечени­ями-желаниями. На этой основе в процессе созревания детское Я может стать еще более сильным» (Muss 1973,45).

Однако столь идеальным образом, как это описано здесь, процесс социализации протекать не может. Как правило, происходят смещения в ту или другую сторону. Фрейд описывает это следующим образом:

«В силу своего происхождения из переживаний системы восприятия оно предназначено отстаивать требования внешнего мира, но оно хочет также быть вер­ным слугой Оно, оставаться с ним в согласии… С другой стороны, за каждым его ша­гом наблюдает строгое Сверх-Я, предписывающее ему определенные нормы поведе­ния, не считаясь с трудностями Оно и внешнего мира, и наказывающее его в случае несоблюдения предписаний тяжелым чувством неполноценности и сознанием вины… Вынужденное признать свою слабость, Я реагирует страхом — страхом реальности пе­ред внешним миром, страхом совести перед Сверх-Я, невротическим страхом перед силой страстей в Оно» (XV, 84—85).

Как выглядит развитие в этой фазе у лиц с диссоциальным или делинквентным поведением?

Ле Культр (Le Coultre 1948) говорит в этой связи о «двойной совести», имея в ви­ду то, что наряду с нормальным Сверх-Я существует «второе Сверх-Я» с негативным знаком, которое можно было бы назвать «совестью мошенника». И чем сильнее переживается это противостояние между садистски ограничивающими требова­ниями Сверх-Я и пассивно ориентированным Я, тем в большей степени в качестве компенсации необходим Я-идеал иллюзорного величия, который зачастую и скло­няет подростка совершить преступление (Eissler 1942). Но здесь мы несколько за­бегаем вперед в нашем изложении. Вначале, закончив с эдиповой фазой, завершаю­щейся формированием совести, мы должны упомянуть еще две другие критические фазы развития. Только их преодоление позволяет объяснить возможное формиро­вание диссоциального и делинквентного поведения у подростков. Речь идет о фазах предпубертата и собственно пубертата. Индивидуальные формы преодоления или непреодоления эдиповой ситуации и усвоения половой роли служат для исследова­теля указаниями для последующей терапии. Связанные с этой фазой конфликты по­всеместны и встречаются не только у всех делинквентов, но и во всех неврозах, пси­хозах и прочих расстройствах.


Комментарии закрыты.