http://npc-news.ru/

Психологическая мотивация

Отлучение от груди вызывает у ребенка первое горькое чувство утраты чего-то цен­ного… Отделение от матери…

Другой важный компонент чувства собственности развивается в раннем возрас­те в связи с изменениями анальных потребностей-До третьего или даже пятого года жизни — ребенок отчетливо демонстрирует чув­ство собственности, порой весьма интенсивно, проявляя жадность к вещам, которы­ми он хочет обладать. Тот факт, что эти объекты принадлежат кому-то другому, выше его понимания… Ребенок только пытается — более или менее наивно — завладеть желанными вещами и совершает действия, которые могут иметь черты воровства и обмана» (там же, 169).

«Психологическая мотивация состоит в стремлении присвоить себе объект, ко­торый для бессознательного представляет собой "замену" утраченного объекта люб­ви» (там же, 271 ). «Деньги и подарки являются доказательствами любви или заменой любви независимо от того, подарены они добровольно или были украдены; возврат же подарка понимается как отклонение любви» (тал\ же, 272). Таким образом, становится понятным тезис: «Для анализа вся моральность есть в конечном счете кодификация любви» (там же, 265).

Тем самым мы подошли к вопросу о том, что мог бы дать психоаналитический опыт современной педагогике. «Психоаналитические исследования показали нам, как ребенок доносит до родителей свои развивающиеся мысли и чувства, словно спра­шивая их.» хочешь ли ты мне помочь своевременно научиться надежным и здоровым привычкам, любви и любопытству, психической гигиене, предотвращающей появле­ние чувства страха, вины, враждебности, ревности, чтобы затем мой самоко1ггроль стал целостным, пригодным, самореализующим и… самоосознанным?. Если у меня возни­кают серьезные трудности и тебе действительно надо вмешаться, делай, пожалуйста, осознанно то, что, по твоему мнению, нужно со мной делать» (Dorsey, 134).

«Если каждому помогают понять потребности другого, то появляется общая ос­нова для улучшения отношений. То есть в глубоком смысле сотрудники (психоана­литической педагогической консультации) выступают не только как переводчики, но и как учителя иностранного языка» (там же, 135).

«Чем больше ребенок демонстрирует плохое поведение, тем меньше он способен проявить внимание к своему собственному благополучию и тем больше он нуждает­ся в действительном понимании его детских нужд…

Развитие делинквентности по своему значению выступает в целом как сигнал тре­воги, как предупреждение для нас, что что-то не так и требует нашего внимания и за­ботливой помощи… Мы обнаруживаем, что делинквентность — это один из продук­тов нашей культуры и что человек, вынужденный плохо себя вести, является жертвой обстоятельств» (там же, 136).

«Отлучение от груди причиняет боль, но и действует во благо. Постепенно при­нимать правду о нашей человеческой природе, "отвыкать от груди" — процедура, для­щаяся всю жизнь… Тем не менее побои, даже в целях самозащиты, для каждого ре­бенка являются серьезным патогенным воздействием, непосредственно требующим психологического лечения у опытного терапевта… Апелляция к большей эффективно­сти всякой силы, которая не называема любовью к ближнему и компетентностью, ошибочна.


Комментарии закрыты.