http://npc-news.ru/

Тяжесть интенсивного субъективного страдания

Если учесть, что многие правонарушители обращаются за помощью не по соб­ственной воле, то становится понятным, почему исключительно амбулаторное лечение лиц с тяжелыми расстройствами приводит к успеху только в тех случаях, когда тяжесть интенсивного субъективного страдания вынуждает подростка к стойкости.

В остальных случаях, когда нет гнета страдания или перевешивает вторичное по­лучение удовольствия, терапевтический процесс может начаться только тогда, когда правонарушитель осознает свой крах и одновременно нацеливается на лучшую жизнь. Это скорее произойдет при условии, если он оставит свою среду и попадет в соци­ально стабильное окружение, которое не поддается на провокации подростка, не за­тушевывает неминуемые последствия его поведения, но при этом все же окружает атмосферой товарищеских отношений и принимает его всерьез. В этом аспекте и должна вестись дискуссия о воспитательных, исправительных учреждениях и тюрь­мах для молодежи.

Каким образом можно содействовать процессу выздоровления посредством из­менения идентичности, каковы при этом возможности психотерапии, лечебной пе­дагогики и социальной терапии, а также групповых и индивидуальных методов лече­ния, — все эти вопросы выходят за рамки нашего обсуждения. Ясно одно: если не довольствоваться одним только подавлением криминальных тенденций, то об из­лечении можно говорить лишь в том случае, если:

а)         пациент сумел существенно скорректировать неправильно структурированные
психические содержания и способы переработки;

б)        удалось заменить патологические побудительные механизмы и поведенческие
техники социально приемлемыми и субъективно удовлетворительными способами
поведения;

в)         место сознательных и бессознательных тенденций к отмщению за мнимую или
реально допущенную несправедливость заняли более богатая и зрелая личность и открытость в отношении к будущему.


Комментарии закрыты.