http://npc-news.ru/

Проблематика подросткового возраста

Указание на проблемы подростков в свете изменений Я в условиях неволи слу­жит поводом к рассмотрению проблематики подросткового возраста также с пози­ций другого автора, который ставит во главу угла как раз обращение к реальности:

«Счастье нарциесического Я сопряжено с щекотливой ситуацией. Ребенку труд­но упорствовать в том, что он является центром вселенной. Слишком часто действи­тельность доказывает, что это не так. Тем не менее маленький герой борется за свою позицию со старшими братьями и сестрами, другие дети — даже со своими родите­лями, которые эту позицию атакуют. Их выпады делают очевидным, что он мал и слаб. Но и сама мать не удовлетворена полностью, поскольку ее роль, как говорит Фрейд, продиктована высшими обстоятельствами. Она должна давать ребенку нечто вопре­ки собственной воле. Реальность, словно заимодавец, предъявляет счет и уже в ран­ней жизни пробивает его чудесный нарциссический панцирь. Ребенок должен отве­чать и давать нечто напоминающее любовь, чтобы предохранить свою Самость от повреждения. При нормальном воспитании ребенок, однако, получает всяческую поддержку, нежность и безусловную защиту. Даже если он мало чего возвращает* (Wittels, 259).

«Все авторы описывали амбивалентность, колеблющийся маятник, который ха­рактеризует возмужание. Протест или слепое подчинение, циничность или идеализм, оптимизм или пессимизм могут служить примерами этой полярности, которую еще до Фрейда так часто описывали разные авторы. Эта полярность является выражени­ем тенденций Оно по отношению к тенденциям Я: желание или страх, нередко упрям­ство вопреки страху» (там же, 259).

«Посреди этого переполоха постепенно подготавливается глубокое изменение детского >1, которое описала Анна Фрейд в двух великолепных главах о подростковом возрасте в книге "Я и защитные механизмы" (1936). Любовь и защита уже не даются взрослеющему молодому человеку безусловно. Теперь он нуждается в любовном парт­нере — потребность, которая обусловлена биологически и возникает с созреванием функции половых желез, хотя в силу социальных причин эта потребность на ближай­шее будущее оказывается сдержанной в отношении цели. Этим партнером является tu (Ты), если мы можем использовать это латинское слово как эквивалент латинско­го слова ego. Tu имеет определенные требования, которые должны учитываться; от­ношения уже не ограничиваются исключительно отношениями между матерью, ко­торая дает, и ребенком, который берет. Расширяющие желания подросткового Я окажутся неисполнимы, если они не будут соотноситься с tu, которое также желает и существует лишь при условии, что такие желания удовлетворяются. Таким образом, появляется новая реальность на горизонте: собственно реальность, фрейдовский тре­тий "заимодавец" Я, враг нарциссизма.

Анна Фрейд подчеркивает, что в пубертате изменяется Я, но не Оно. То, что она имеет в виду, есть различное создание защит Я. Основное различие, которое все мы, наверное, понимаем, но не описываем в деталях, есть превращение нарциссизма в ту-изм, который и делает человека способным любить. Напомним о том, что Я ребенка выросло из tu, которыми он был окружен в раннем детстве. В подростковый и после-подростковый период Я ощущает, что должно возвратить tu нечто, что получило от не­го примерно в возрасте от десяти до двадцати лет» (там же, 260).


Комментарии закрыты.