http://npc-news.ru/

Символическое слияние

Границы Я и мир объектов растворяются друг в дру­ге вплоть до переживания слияния с желанным объектом, причем в крайних случаях дело доходит до процесса символического слияния, описанного Малер (Mahler 1968) в отношении раннего детства. Важной чертой этого симбиоза является галлюцинатор­ное и иллюзорное соматопсихическое слияние с матерью или репрезентантом мате­ри, в частности иллюзия, что вновь, как в раннем детстве, исчезают границы двух раз­деленных объектов, чтобы вновь обрести симбиотического партнера из раннего детства Иногда Я также переполняется бессознательными страхами (так называемый horror-trip). Если после таких массивных негативных переживаний вновь принимаются гал­люциногены, то это доказывает, что в рамках патодинамики легче перенести тревогу, нежели депрессивное одиночество. Стимуляторы амфетаминного типа устраняют чув­ства пустоты и безрадостности, снимая внутреннее торможение и давая ощущение активного и агрессивного совладания с миром. Прежняя депрессивность сменяется ощущением приятного оживления.

Кокаин по своему воздействию располагается между амфетамином и галлюци­ногенами. С одной стороны, он устраняет сдерживание влечений, как агрессивных, так и сексуальных, и вызывает легкие галлюцинации в различных сферах восприя­тия, включая телесные галлюцинации; психическая притягательность кокаина наряду с эйфорическим опьянением, по-видимому, заключается прежде всего в чувстве уси­ления витальности. Однако именно при употреблении кокаина особенно часто воз­никают противоположные им переживания тревоги.

В рамках данной статьи нет возможности рассмотреть отдельные психофарма­цевтические средства типа транквилизаторов, нейролептиков и тимолептиков, пси­хоактивное воздействие которых имеет разную силу и которые при определенных обстоятельствах также создают зависимость или могут использоваться вместо нар­котиков. В какой мере наркотики, расшатывая психическую структуру, восстанав­ливая связь с бессознательным и вызывая регрессию, действительно раскрепощают творческие возможности человека и благодаря расширению сознания способствуют развитию личности, — этот вопрос больше обсуждается среди неспециалистов, не­жели в науке. Разумеется, подобные процессы развития встречаются редко. Как пра­вило, поврежденное и пассивное Я оказывается настолько наводненным архаичес­кими содержаниями Оно, что ни о какой интеграции не может быть и речи. Как известно, вне психоанализа ЛСД используется для того, чтобы в обход защитных механизмов Я как можно быстрее подобраться к бессознательным содержаниям. С психоаналитической точки зрения этот метод представляется более чем спорным, ибо в рамках психоаналитического процесса работа с сопротивлением неповрежден­ной части Я является одним их важнейших факторов выздоровления. Нельзя также не учитывать психологический и социальный фактор алкоголя в нашей культуре и га­шиша — в восточной. Что касается других наркотиков, то опасность в любом случае превосходит их позитивные свойства.

По настоящему полное описание психической функции и психодинамического значения каждого отдельного средства является важнейшей задачей междисциплинар­ного психоаналитического, фармакологического и медицинского исследования. К со­жалению, до сих пор медицинское исследование было скорее направлено на описание острой и хронической интоксикации, абстинентного синдрома и его медикаментоз­ного лечения, нежели на подлинное психодинамическое понимание роли каждого средства. Психоаналитическое исследование только вступает в пределы этой области.


Комментарии закрыты.