http://npc-news.ru/

Описание одного случая

Пациент — младший ребенок из трех детей. Его старшей сестре шесть лет. Родив­шийся примерно через три года после сестры брат вскоре умер от последствий постоян­но возникавших тяжелых инфекций. Поскольку еще до родов подозревался комбини­рованный недостаток иммуноглобулинов, ребенок был произведен на свет с помощью кесарева сечения и — в тотальных асептических условиях — был помещен в стериль­ную среду. До сегодняшнего дня — ему теперь 19 месяцев — он провел всю жизнь внутри пластиковой оболочки, которая эффективно предохраняет его от контактов с возбудителями болезни. Вместе с тем условия жизни исключают определенные пере­живания, которые испытывают в своем развитии обычные дети.

Он, например, никогда не имел кожного контакта с другими людьми, не ощущал запаха тела или дыхания другого человека, никогда не чувствовал тепла объятий и никогда не мог приласкаться к другому. Хотя в пределах его пластикового мира его могли трогать и приподнимать, сам он никогда не имел возможности ухватиться или уцепиться за другого человека, что Боулби (Bowlby 1960) считал проявлением базальной человеческой потребности. Хотя примерно половину времени он проводит дома, все. остальное время из-за свое­го состояния он вынужден находиться в клинике. Разумеется, он является объектом постоянных болезненных вмешательств, когда, например, у него берут кровь или со­вершают другие процедуры. Излишне говорить, что он получает столько внимания, сколько уделяется знаменитостям. Так, по меньшей мере четыре раза его показывали по телевидению. Тем не менее условия его существования были таковы, что значитель­ную часть времени он был предоставлен самому себе. Следует сказать, что, хотя с ги­гиенической точки зрения обслуживание было превосходным, опыт материнской за­боты, который он смог получить, существенно отличался от нормы.

Заслуживают упоминания несколько других аспектов его переживаний. Напри­мер, самое большее, чем его обременяли, были совершенно легкие предметы одеж­ды или постельное белье. Он никогда, даже на короткое время, не чувствовал себя больным (у никогда не было простуды или других легких инфекций). И, наконец, ког­да он достиг ползункового возраста, он располагал гораздо большей свободой дейст­вий и значительно большими возможностями испытать свои мышцы и исследовать свою ограниченную среду, чем ребенок, который воспитывается в обычных услови­ях.


Комментарии закрыты.