http://npc-news.ru/

Эмоциональные качества

Под этим термином понимаются относительно диффузные, в лучшем случае едва локализуемые эмоциональные качества, связанные с равновесием, напряжением (мышц и др.), положением тела, температурой, вибрацией, кожным и телесным кон­тактом, ритмом, темпом, протяженностью, резонансом и звуком. Постоянный де­фицит коэнестетических стимулов может привести к тяжелым аффективным и ког­нитивным (затрагивающим развитие Я) нарушениям (Freedman, Brown 1968, Offord et al. 1969).

Как правило, способность координировать глаз и руку и удерживать предметы под зрительным контролем формируется примерно в пятимесячном возрасте (Gesell, Araiatruda 1941; Piaget 1923). В последующие месяцы зрение становится важнейшим инструментом, с помощью которого ребенок постигает окружающий его мир. Не­которые отклонения, которые я выявил при формировании координации между гла­зом и рукой, а также функции хватания, помогут проиллюстрировать, сколь сложна и разумна взаимосвязь между появлением новых способностей (как результат даль­нейшего созревания нервной системы), модифицирующим влиянием накопленно­го ранее опыта и изменениями в среде, которым постоянно подвержен развиваю­щийся ребенок.

а)         Слепой от рождения ребенок, обладающий некоторой способностью различать свет и темноту, не пытается в пять месяцев хватать предметы. Однако он начи-
нает демонстрировать координацию между рукой и глазом, совершая «блиндизмы»,
например, как я уже описывал, двигая взад и вперед руками перед глазами (Freedman,
Fox-Kolenda, Brown 1970).

б)        Анофтальмический ребенок3, который в остальном хорошо развивался, никог-
да не совершал подобных «блиндизмов», но и он в возрасте пяти месяцев не пред-
принимал попыток хватать предметы.

в)         У физически здорового ребенка, которым полностью пренебрегала мать,
так и не развилась координация руки и глаза. До самой смерти от воспаления легких в возрасте 23 месяцев он пытался добраться до предметов, вытягивая губы и шею.
При микроскопическом исследовании мозга, проведенном после его смерти, никакого анатомического объяснения этому и другим признакам выраженной ретарда-
ции получено не было (Perry, Freedman 1973).

г)         Следующее наблюдение служит еще одним доказательством того, что процессы созревания нервной системы у слепых детей, у которых в пятимесячном возрас-
те отмечаются «блиндизмы», могут протекать нормально. Считается установленным,
что слепые от рождения дети, точно так же, как и дети с сохранным зрением, могут
отвечать на голосовые стимулы улыбкой, далее если им всего несколько недель от роду
(Fraiberg, Freedman 1964, Fraiberg 1974). Б отличие от ребенка с сохранным зрени-
ем, реакция которого постепенно становится генерализованной (Wolff 1963), реакции слепого ребенка весьма избирательны. Я, например, наблюдал десятинедельно-
го слепорожденного ребенка, который реагировал только на голос матери. Ввиду того,
что наличие столь точно различающего слуха можно констатировать уже в таком ран-
нем возрасте, удивительно, что слепые дети до десятимесячного возраста никогда
не хватают предметы, которые издают знакомые звуки. Поскольку сам по себе факт
слепоты не казался мне достаточным, чтобы объяснить это расхождение, я провел
с нормально развивавшимися детьми звуковые пробы. Я констатировал (Freedman
et al. 1969) — и, как оказалось, это уже было открыто Дарвином (Darwin 1877) и Пи-
аже (Piaget 1923), — что дети с нормальным зрением начинали использовать звуко-
вые образцы в когнитивных целях не раньше чем в десять месяцев. Для младенца зву-
ковой раздражитель имеет, по-видимому, аффективное, но не когнитивное значение,
Если у ребенка зрение не нарушено, то, несмотря на его способность различать зна-
комые голоса, он будет направлять голову в направлении источника звука. Если за-
тем он видит интересный объект, то сопровождает его глазами. Если такого предме-
та нет, то он тут же утрачивает интерес к шуму.

д)        Сделанный из приведенных наблюдений вывод о том, что формирование способности отвечать на акустические стимулы представляет собой двухступенчатый
процесс, согласуется с результатами исследования Яковлева и Ле Кура (Yakovlev,
LeCour 1967) последовательности процесса миелинизации развивающегося мозга.
Эти авторы сообщают, что области ствола головного мозга, тесно связанные со ста-
тоакустическими механизмами, к моменту рождения полностью обогащены миели-
ном. Проекции на кору головного мозга, которые происходят из слуховой зоны, на-
чинают получать миелин лишь после рождения, и этот процесс завершается только
между вторым и третьим годами жизни. С этой точки зрения весьма интересно,
что диагноз глухоты при предполагаемом врожденном отсутствии слуха лишь в ред-
ких случаях можно поставить детям, которым еще не исполнилось двух лет.


Комментарии закрыты.