http://npc-news.ru/

Исследование детей 30 месяцев

Исследование началось, когда детям было 29_36 месяцев. Разви­тие каждого из них нам удалось проследить до пятилетнего возраста. Данные, приве­денные здесь, относятся лишь к началу эдиповой фазы этих маленьких девочек.

Обследуемые выбирались из большой группы детей с конгенитальной глухотой таким образом, чтобы по возможности уменьшить число релевантных социокультур­ных и медицинских переменных. Потеря слуха как следствие краснухи, которую пе­ренесли матери, являлась единственным существенным физическим нарушением у этих детей, и, помимо примерно одинакового у них дородового развития, все они происходили из среднего класса. Все родители имели как минимум среднее образо­вание. Только один ребенок, воспитывавшийся со второго месяца у бабушки и де­душки, выбыл из исследования; остальные дети росли в своих семьях под надзором родителей. Все шесть семей были строго религиозны. Четверо детей в период наблю­дения не меняли местожительства. Один ребенок дважды переезжал, а один, выбыв­ший из исследования, уехал в другой город. Во всех случаях речь шла об обычной структуре семьи, в которой один из родителей не работал и ухаживал за ребенком. Четверо из детей были первенцами. У двоих из них за время исследования появились брат или сестра. Один ребенок был третьим из трех детей, еще один — четвертым из пяти.

Сходство среды, из которой происходили дети, позволило нам более точно учиты­вать роль культурных влияний на их развитие. Таким образом, мы могли исходить из того, что все их характеристики объяснялись либо 1 ) влиянием, которое оказывало отсутствие слуха, либо 2) культурными стереотипами, типичными для их окружения, либо 3) сочетанием того и другого. С другой стороны, индивидуальные различия — при сопоставимом культурном фоне и степени дефекта слуха — можно было объяс­нить либо наследственными факторами, либо воздействием особых семейно-специ-фических факторов. По той же причине особенности, которые были присущи этим детям, но которые не встречались у других детей с аналогичным внешнесредовым фо­ном, несомненно, объясняются последствиями глухоты.

Наши результаты согласуются с уже приведенными данными Эберхардта, Фурта и Вернона. В целом можно было наблюдать, что конгенитально глухие дети доэдипова возраста, в отличие от их здоровых сверстников, предпочитает заниматься деятельно­стью, преследующей поставленную непосредственно ими самими цель. То есть они, по-видимому, гораздо менее ориентированы на то, чтобы обращаться за помощью взрослого в определенных ситуациях, в которых наблюдатель счел бы это адекватным. Например, одну тридцатимесячную девочку, не умевшую говорить, мать застала сто­явшей на стуле перед кухонной плитой: на столе у нее были продукты, чтобы пригото­вить желе, и при этом она намеревалась вскипятить в сковороде воду!


Комментарии закрыты.