http://npc-news.ru/

Психоанализ с первобытными людьми

Эрнест Джонс (Jones 1953—1957) цитирует замечание Фрейда, относящееся к 1928 году, когда благодаря великодушию Мари Бонапарт Геза Рохейм получил воз­можность совершить экспедицию по островам Тихого океана и Австралии: «Рохейм горит желанием провести "анализ" своих первобытных туземцев, Я думаю, важнее было бы понаблюдать за сексуальной свободой и латентным периодом у детей, за признаками эдипова комплекса, возможным комплексом мужественности у при­митивных женщин. Мы все же договорились, что программа будет зависеть от того, какие в конечном счете представятся возможности» (из письма Фрейда М. Бонапарт 16 января 1928 года). Очевидно, Рохейму представилась такая возможность, ибо ему и в самом деле удалось провести «психоанализ» с первобытными людьми. Интерес­но, что он начал проводить его не со взрослыми, а с детьми. В первую очередь он орга­низовал игры туземных детей в соответствии со схемой детского анализа, предложен­ной М. Кляйн (Klein 1932), но не давал при этом интерпретации. Он дополнил скудный материал для игры детей (песок, листья, ветки и тому подобные пред­меты) игрушечными фигурками обезьян, коз, змей, бумажной трубой, зеркалом, водяным пистолетом, тетрадями с рисунками, бумагой и карандашами. Дети по­степенно знакомились с совершенно неизвестными им доселе игрушками. В об­щей сложности было проведено от 20 до 24 игровых сеансов в группе в течение примерно двух месяцев. Рохейм проводил свои аналитические сеансы в непосред­ственном окружении детей; число участвовавших колебалось; иногда было четыре ребенка, а иногда все дети племени.

Среди своих «пациентов» он подобрал интересную группу, которой в нынешней фазе аналитических этнографических исследований по-прежнему должно придавать­ся большое значение в аспекте влияния аккультурации, Рохейм исследовал детей, про­живавших неподалеку от миссии, и детей, живших в австралийском буше, которые очень редко контактировали с белыми людьми. Результаты позволили сделать вывод, что у детей из буша доминировал интерес к сексуальной тематике, прежде всего к ко­итусу. Дети, жившие рядом с миссией, говорили об этом и с помощью фигурок сим­волически совершали желанные действия. Дети, не контактировавшие с представите­лями западной культуры, проигрывали свои желания с помощью тела или материала для игр, который они связывали со своим телом Рохейм рассматривал это как признак непосредственного удовлетворения либидо и незначительно выраженных тенденции к сублимации у «примитивных» детей, Обращение с непривычным игровым матери­алом Рохейм считал свидетельством постнатальной приспособляемости человеческой психики.


Комментарии закрыты.