http://npc-news.ru/

Архаические защитные механизмы

Если многочисленные наблюдения за практикой удовлетворения раннедетских потребностей у народности банту явля­ются верными, то можно сказать, что вследствие тесного физического контакта с ма­терью вплоть до третьего года жизни (имеется в виду кожный контакт, ощущение тепла материнского тела, кинестетические ощущения в целом и акустическое вос­приятие голоса матери) фрустрация является менее значительной, чем в странах за­падной культуры, Европейские дети в первые дни после рождения отделяются от ма­тери, их закутывают в сковывающие пеленки, и основную часть дневного времени они проводят в акустической изоляции

. Именно в силу почти «идеального» ухода за ребенком банту в соответствии с диалектикой влечений он должен отстранять от себя агрессивные побуждения, используя архаические защитные механизмы про­екции и проективной идентификации.

с>ги процессы можно рассматривать в качестве психоаналитического объяснения наблюдавшейся уступчивости банту в ситуации анализа; однако точно так же ими мож­но было бы объяснить и преобладание магического мышления. Действие архаическо­го защитного механизма проявляется также в нежелании банту «вербально продуци­ровать неприятные переживания» (Simenauer 1962,44). Эмоциональное отыгрывание пациентов Сименауэра во многом напоминает то, о чем писал Фрейд (1916) в связи с отводом бессознательных импульсов влечений при помощи моторики. Нельзя ска­зать, что у банту полностью отсутствуют агрессивные наклонности; просто их Я ока­зывается более оснащенным вследствие временного смещения конфликтов после пер­вых двух этапов социо — и психосексуального развития по Эриксону (Erikson 1950).

Очевидно, что в результате продления первичных объектных отношений ребенок банту сталкивается с фрустрацией со стороны матери в период, когда Я стало уже настолько зрелым, что фантазии о разрушении с точки зрения их силы и исключительной направ­ленности на мать уже не представляют собой такой угрозы, как в паранойяльно-ши­зоидной фазе, описанной Мелани Кляйн (Klein 1932).

Основываясь на этих выводах, Сименауэр предполагает, что банту менее склонны и к психотическим заболеваниям Он не смог обнаружить ни истинных депрессив­ных заболеваний, ни серьезного распада Я, типичного для шизофрении, ни прояв­лений невроза навязчивости. Страхи кастрации, если они встречались, преодо­леваются с помощью механизмов проекции и, кроме того, в коллективных действиях лишаются своего угрожающего характера. Если же тревога действительно превраща­ется в разрушительные желания или действия, то сознание вины смягчается пассив­ной установкой, направленной на возмещение и подчинение.


Комментарии закрыты.