http://npc-news.ru/

О роли речи в развитии детей

Нигде, пожалуй, в психоаналитической литературе не проявляются С такой оче­видностью логические ошибки, связанные с принятием части за целое, как при об­суждении роли, которую играют речь и слух в развитии психической структуры. Именно из-за того значения, которое имеет речь для технической стороны процес­са психоанализа, могли возникнуть такие представления, как концепция Эдельгей-та (Edelheit 1969), согласно которой «…созревание физиологического речевого аппа­рата, координация звукопроизносящих и акустических переживаний и организация этих переживаний в определенные речевые схемы сопровождается онтогенезом Я и находится с ним в непосредственном отношении», а также «.-Я и в самом деле мож­но рассматривать как вокально-аудитивную организацию, как обусловленную речью и обусловливающую речь структуру, которая функционирует в качестве специфичес­ки человеческого органа адаптации».

ЭдельгеЙт — и это следует подчеркнуть — отнюдь не одинок в своем мнении. Он воспроизводит взгляды многих известных психоаналитиков (см. например, Rosen 1972). Если и в самом деле нельзя сомневаться в принципиальном значении языка и речи для процесса адаптации обычного индивида, то все же имеется и значитель­ный эмпирический материал, и множество теоретических статей, ставящих под во­прос универсальность этих положений.

Отношения между способностью говорить и мыслительным процессом не явля­ются столь простыми. При формулировке как топографической, так и структурной теории психического функционирования Фрейд подчеркивал необходимость прово­дить различие между процессами, которые связаны с мышлением и чувствованием, и процессами, которые представляют собой вербальную передачу мыслей и чувств. Уже при построении самой ранней неврологической модели психики (Freud 1895) он указывал на то, что нервная система, служащая восприятию, не находится в рас­поряжении памяти. Спустя год он писал Флиссу, что «…наш психологический меха­низм возник в результате наслоений, когда имеющийся материал следов воспоми­нания время от времени подвергается перестановке в соответствии с новыми связями, переписыванию» (Freud 1896).

Он постулировал, что между восприятием раздражителя и последующим его при­поминанием должны произойти по меньшей мере три таких переработки. И толь­ко на третьей ступени, которая соответствует предсознательному, следы воспомина­ния «связаны со словами-представлениями и соотносятся с нашим официальным Я». Эту формулировку он по существу повторил в главе VII «Толкования сновидений» (1900) и в работе «О бессознательном» (1920). В «Заметке о "чудо-блокноте"» (1925) Фрейд использовал «чудо-блокнот» в качестве механического аналога процесса реги­страции и переработки восприятий до формы воспоминаний, о чем он уже говорил в своих более ранних работах.


Комментарии закрыты.