http://npc-news.ru/

Исследования Шпица

О том, что массивное нарушение в детстве не обязательно ведет к столь серьез­ным дефектам, которые имели место у моих пациентов, свидетельствуют не только их наблюдения. Скеелс (Skeels 1965) в исследовании, включавшем в себя повторное наблюдение по прошествии тридцати лет, пришел к аналогичному результату. Так как обследованные им лица сопоставимы по этническим характеристикам и ори­ентации на западноевропейскую культуру с испытуемыми Шпица, его работа заслу­живает более детального изложения.

Он начал ее во время общего экономического кризиса, будучи психологом в Де­партаменте благотворительности штата Айова, когда в его обязанности входил над­зор над детским домом. По причинам, которые для нас здесь не столь важны, он орга­низовал дело так, что за тринадцатью его питомцами в возрасте от семи до тридцати шести месяцев присматривали женщины, жившие в доме для умственно отсталых. Двенадцать других детей оставались в детском доме. Все двадцать пять детей проис­ходили примерно из одной среды и в начале исследования имели сходные по тяжес­ти синдромы, обусловленные отсутствием ухода. Тридцать лет спустя Скеелс сумел разыскать всех участников эксперимента. Все дети, которые тогда были размещены в доме для умственно отсталых, и большинство из тех, что остались в детском доме, были в конечном счете усыновлены семьями в общине. Все тринадцать детей, кото­рые имели соответствующий опыт «материнской заботы» со стороны умственно от­сталых женщин, заменявших мать, достигли определенной степени дееспособности и объектной отнесенности, соответствовавшей их приемным семьям. Большинство из них закончили среднюю школу; некоторые даже поступили в колледж. Все, за ис­ключением двоих, женились или вышли замуж и обзавелись собственными семьями. И наоборот, дети, остававшиеся до своего усыновления в детском доме, развивались в соответствии с функциональными способностями своих биологических родителей. Один из них в шестнадцатилетнем возрасте умер в интернате для умственно отста­лых. Один был женат и один разведен. Из одиннадцати выживших десять жили на случайные заработки или занимались самым неквалифицированным трудом. Мно­гие продолжали оставаться под опекунством Только один из двенадцати человек из этой группы сумел превзойти описанный мной уровень адаптации. И, будучи по профессии наборщиком, он зарабатывал больше всех остальных вместе взятых.

Данные Кагана и Скеелса отнюдь не противоречат предположению о важности ранних сенсорных переживаний (как коэнестетических, так и ранних диакритичес­ких) для последующего развития. Кроме того, становится очевидным, какой значи­тельный потенциал сохраняется % развивающегося младенца и маленького ребенка далее в условиях незначительной стимуляции. По меньшей мере до трехлетнего воз­раста последствия недостаточной заботы со стороны окружения являются обрати­мыми. Мои собственные результаты указывают, однако, на то, что к четырехлетне­му возрасту это уже не относится.


Комментарии закрыты.